Шрифт:
С засечками
Без засечек
| Ширина:
| Фон:

АП-11-3 Глава десятая

                                                Глава десятая

                          в которой все складывается не так уж и плохо

— Я с тобой – шепнул мне на ухо Льод, вошедший следом за мной в шатер – Квест провалился, но может хоть чего-то мне перепадет? Ты принцу скажи, что я выполнил свой долг и все такое.

В шатре как всегда отиралась куча народа, наперебой что-то советующая и объясняющая принцу. Как он эту публику выносит – я не знаю, но судя по выражению лица, до точки кипения ему осталось немного.

— Хейген! – вполне искренне обрадовался он, увидев меня, и с облегчением отмахнулся от назойливо суетящейся свиты, как от комаров – Я знал, что ты вернешься. А то тут некоторые начали убеждать меня, что мама тебя уже казнила.

— Если не секрет, кто именно? – заинтересовался я, оглядывая притихших потенциальных царедворцев.

— Да вот хоть бы Троцеро – показал принц на лохматого вельможу – Уверенно так говорил, как будто знал про это наверняка.

— Я знаю вашу мать – резко рубанул воздух ладонью тот – И то, что этот человек вернулся живым, должно вас не столько радовать, сколько беспокоить. Почему он остался жив? Здесь пахнет не королевским милосердием, а банальной изменой.

— Да-да-да – прошелестело по шатру, похоже, что Торцеро здесь поддерживали многие.

Вот ведь. Так, может, зря я на Витольда грешу? Он вон, сидит по обыкновению в уголке, поблескивает оттуда глазами и хитро улыбается.

А вот с этого, нечесаного, станется. По доспеху видно – мужик он зажиточный и знатный, запросто своих людей во дворце мог иметь.

Хотя – тут ситуация такая, что вообще на любого можно грешить. Даже на брата Юра, хоть он меня и спас. Но если так вдуматься — откуда он мог знать, когда и где на меня нападут? Ладно – когда, тут худо-бедно сориентироваться можно. Во дворец мы вошли не таясь, прикинуть время аудиенции тоже вполне реально. Но место, где нас резали – его-то откуда мастера ревизионного дела узнали? Или они по всем коридорам бегали, меня искали?

А резон меня сначала почти убить, а потом спасти у него есть, причем прямой. Он таким образом не одного зайца в свою охотничью сумку убирает. Что же до расхода человеческих ресурсов – когда он с ними считался?

Что до Троцеро – гнилофан он, сразу видно. Я таких знаю. Он не Вайлериуса на трон сажает, он себе дорогу расчищает. Спихнуть самостоятельно Анну он не сможет, за ней гвардейцы, Академия Мудрости и корона Белого принца. Не по зубам она ему, не переварить ему фигуру такой мощности без народной поддержки, а ее ему взять неоткуда. Он богач, а не страдалец. А вот моего инфантильного друга народ поддерживает, любит он мучеников с грустной историей в запасе. Ну, а когда королевы не станет, убрать Валейриуса будет делом пары месяцев, после чего ему можно беспрепятственно влезть на престол и властвовать над Западом. А необходимые династические реликвии и состряпать можно.

Причем игрок, который запустит этот квест, раньше или позже найдется, я в этом уверен.

— Ты говоришь глупости, Троцеро – осадил его Вайлериус – Причем даже сам не понимаешь, насколько оскорбительные.

— Ничего – бодро произнес я, поправляя пояс – Скоро, надеюсь, сложившаяся ситуация благополучно разрешится, а после я этому господину брошу вызов, да и убью его на поединке. Ну, если только он не сбежит до него из Эйгена, предварительно навалив в штаны.

Льод поддержал меня, разразившись издевательским хохотом, который подхватили все «Орлы», и даже часть присутствующих НПС.

Лицо Троцеро налилось нездоровой краснотой, но он промолчал, и в драку не полез.

— Что мама? – пропустил мою колкость мимо ушей принц, полагаю намеренно.

— Выглядит прекрасно, как и всегда – не удержался от улыбки я, поскольку выглядела королева и в самом деле замечательно.

Есть и в нашей, реальной жизни такие женщины, красота которых непреходяща. Юношеское очарование сменяется прелестью средних лет, а та переходит в прекрасную пору зрелой красоты. Причем зачастую такие женщины как раз чрезмерно о себе не пекутся, по пластическим хирургам не бегают, и косметикой не злоупотребляют. Просто вот так им бог отмерил, за какие-то заслуги. Причем, как правило, такие женщины очень добры и мудры, к ним тянутся все без исключения дети, и уважают даже самые скандальные бабки, сидящие у подъезда

— Не сомневаюсь – заулыбался принц – Продолжай.

– Встретила она нас с почтением и проводила с почетом. В общем, вела себя с нами так, как и должно поступать с парламентерами.

— А доспех в пяти… Нет, даже в шести местах ты сам где-то по дороге пропорол? – подал голос из угла Витольд – Шел, шел, на гвоздь наткнулся, потом еще на один. Или нет?

— Так и было – невозмутимо подтвердил я – Темно на дворе. Ночь. Да и потом – времена неспокойные. Но это все неважно. Принц, ваша матушка просила вам передать следующее…

Говорил я громко, с чувством, с толком, с расстановкой. Я даже пару «мхатовских» пауз в ход пустил, в общем – старался от души.

 

Вами выполнено задание «Вестник»

Награды:

2000 опыта.

 

— Это немыслимо! – завопил Троцеро, как только я закончил – Это недопустимо! Мой принц, вас просто выманивают из лагеря, чтобы убить.

— Присоединюсь к данному мнению – в голосе Витольда, до того безмятежном, появилась обеспокоенность – Наши требования были просты и понятны – особа, именующая себя королевой, должна была прийти сюда и отдать вам власть. Вместо этого она собирается что-то обсуждать, хоть здесь и обсуждать-то нечего.

— Ерунду ты говоришь – возразил этой парочке вдруг до того молчавший Реджинальд – Она его мать. Не верю я в то, что она ему зла желает.

Вайлериус с благодарностью посмотрел на него.

Сдается мне, кончился в нем запал, надоела ему вся эта суета. Он по жизни не боец, я это еще тогда понял, в джунглях, не заложили это в него изначально. Он умник, исследователь, книжник, кто угодно, но только не вояка. Вот Данут, Ясмуга – те да, те были с огнем в крови, других не жалели и себя тоже. А тут такого и рядом не валялось.

Сначала он как чайник закипел, а сейчас все, остыл. Да еще и эта свора его порядком достала. Много шума, много слов и все от него чего-то хотят. Непривычно, маятно, тяжело. И ни одного знакомого лица, никого из тех времен, когда все было просто и понятно.

Плюс прошла острая боль от осознания потери Ксантрии. Он ведь понимал тогда, в Академии, когда в свитках рылся, что она мертва. Понимал, но не знал этого наверняка и надеялся, что это не так. Сознательно себе врал. А потом ему сказали: «Прости, приятель, ее больше нет». И все! Вспышка, ненависть, желание отомстить. Сейчас же боль стихла, душа смирилась с потерей и теперь ему не война нужнее, а сочувствие. Нужна та, кто погладит его по голове и скажет:

— Все еще наладится, мальчик мой.

Нам всем, если честно, это время от времени нужно. Включая тех, кто круче вареных яиц. Просто не все в этом готовы признаться, зачастую даже самим себе. Да что там. Лишний раз стесняемся мамам сказать, как мы их любим. Как же так, зачем, они и так это знают. Знают. Но слышать все-таки хотят, хотя бы раз в год.

Нет, потом мы готовы им это говорить хоть каждый день. Вот только некому уже.

— Я встречусь с королевой – громко заявил Вайлериус – Встречусь, и выслушаю ее. Таково мое решение.

«Королевой». Он сказал «королевой». Дело, по сути, сделано. Ну, при условии, что сейчас не закрутится еще пара квестовых каруселей на предмет срыва встречи в верхах, что запросто может произойти. Но это уже без меня.

— Со мной на встречу отправятся… — принц окинул присутствующих взглядом —  Реджинальд, вон тот воин… Верорк, я не ошибаюсь? И, разумеется, Хейген. Дружище, ты же не откажешься меня туда сопроводить?

 

Вам предложено принять задание «Сопровождающий»

Данное задание является пятым в цепочке квестов «Родственный обмен»

Условие – принять участие в переговорах принца Вайлериуса с королевой Анной.

Награды:

3000 опыта;

Получение следующего квеста цепочки.

 

— Куда я денусь? – немного комично развел я руки в стороны.

Да, это точно капитуляция. Ни Троцеро, ни Витольда, ни кого-то другого из тех, кто настаивает на войне, он с собой не взял.

Верорк светился от радости как энергосберегающая лампочка. Ну и хорошо, вроде все довольны, кроме Витольда.

Кстати – а где он? Вроде только-только сидел в углу на кресле, а теперь его не видать. Все понял и тихонько удалился, чтобы иметь приличный запас времени для бегства? Разумный ход.

 

«Игрок, уведомляем вас о том, что цепочка квестов «Кровь на ступенях трона» близка к отмене, в связи с изменившимися обстоятельствами. Если вы в ближайшие несколько минут не предпримете никаких шагов, то она будет признана проваленной»

 

Вот сейчас я ничего уже не понимаю. Что значит «Близка к отмене»? Выходит, я угадал, и Витольд рванул куда подальше от Эйгена? И если я его не остановлю, то цепочка прервется? Да, собственно, и шут с ней, пускай этот хитрец бежит куда подальше.

Как только я это подумал, в углу интерфейса включился счетчик, показавший, что на все, про все, у меня есть две минуты, и они стремительно истекают.

В шатре тем временем поднялся жуткий гвалт, Троцеро со своими последователями чуть ли не завывая, начал объяснять принцу, почему тот не прав и даже вроде как попытался взять его за грудки, но был немедленно оттеснен в стороны подоспевшими бойцами «Орландинос». Причем последние секундой позже взяли принца в кольцо, не давая никому к нему приближаться.

И лица у них были такие добрые-добрые.

Таймер работал, секунды бежали, и я не выдержал. Ну, интересно же, что такое происходит? Если я прав, и бывший казначей надумал удрать, то хоть гляну на это, почему нет? Мешать не буду, это точно, а вот информация о том, куда он намылился, лишней не будет. Мало ли, может, пригодится потом зачем. Ну, при условии, что Витольд мне не соврет.

Здраво рассудив, что шатер он покинул через черный ход, я поспешил туда. В предбаннике никого не было. Как это ни удивительно, и у выхода никого не обнаружилось, в смысле – стражи. Странно, а она-то куда делась? Коммунизм в Западной Марке наступил, однако. Заходи в шатер принца кто хочет, бери что хочет.

Секунды истекали, циферки уже подсветились красным. Ну, не может быть, чтобы Витольд далеко убежал, программа не дает невыполнимых заданий, значит он где-то рядом. Надо просто осмотреться.

И это оказалось именно так. Витольд обнаружился за раскидистым вязом, который рос чуть поодаль шатра, в окружении высоченных кустов терновника. Там же обнаружились и два стражника, ничком лежавшие на траве в позах, которые не оставляли сомнений в том, что они мертвы.

Да, собственно, и Витольд был все равно, что мертв. Я подоспел на самую кульминацию действа. Счетчик отмерил последние секунды его цифровой жизни, когда я, верно определив место, где можно найти хитроумного интригана, проломился сквозь кусты и оказался на небольшом пятачке земли, свободном от зарослей.

Назир, услышав треск веток, бесстрастно глянул на меня, поудобнее ухватил за волосы голову Витольда, безропотно стоящего перед ним на коленях, оттянул ее назад и чиркнул ему по горлу коротким ножом, лезвие которого тускло блеснуло в лунном свете, пробивавшимся сквозь безлистные ветви старого вяза.

Витольд захрипел, вздернул руки вверх, словно пытаясь свести кожу на горле воедино, как раньше было, а после повалился ничком на землю, поскольку Назир больше его не держал.

 

«Вами провалена цепочка квестов «Кровь на ступенях трона»

 

Жесть какая.

— Зачем? – спросил я у ассасина, показав на все еще дергающееся тело у него под ногами.

— Таков приказ отца – односложно ответил Назир, вытирая нож.

«Отца» — читай Хассана ибн Кемаля. Значит, кто-то ему этого прохиндея заказал. Вопрос – кто? Анна? Троцеро, который решил убрать конкурента? Или к-кто-то другой?

Снова зашуршали кусты, правда не с той стороны, откуда пришел я.

А, ну вот и ответ. Брат Герберт, собственной персоной. Разумеется, сотоварищи.

— Милорд Хейген? – произнес работник бухгалтерии – Вы как здесь?

— Случайно – буркнул я – Бдительность подвела. Если мой телохранитель куда-то уходит, забыв об этом предупредить, это не может меня не заинтересовать.

Брат Герберт недовольно зыркнул из-под капюшона на Назира. Судя по всему, я не должен был увидеть произошедшее, и на то было отдельное распоряжение.

— Я предупреждал – флегматично заметил Назир.

Когда они сговориться-то успели? Вроде оба всю дорогу были в зоне видимости.

— Передайте Юру, что я ничего и не видел – подумав пару секунд, сказал я брату Герберту – Покойный был не самый лучший из людей и хотел перехитрить всех. Так не бывает.

Про то, что их работодатель еще хлеще, чем убитый, я решил промолчат. А ну как они обидятся?

А еще у меня подросла уверенность в том, что в коридоре королевского замка свои все-таки бились со своими.

Но вообще все сложилось не так и плохо. Вероятность заговора с целью сорвать завтрашние переговоры матери и сына изрядно снизилась, что очень хорошо.

— Мы приберемся – сказал брат Герберт – Для того и пришли.

— Искать все равно будут – заметил я – Он не мелочь какая-то, не охранник, чьего имени никто не помнит, королевский советник все-таки. Плюс у него свои бойцы есть, которые тоже не угомонятся, пока его не найдут.

— Правильнее говорить «были» – возразил мне брат Герберт – Завтра утром их тоже не обнаружат, почти всех. Плюс пропадут два десятка лошадей и кое-какое добро покойного из его щатра. Ну, и в казне принца золота не досчитаются.

Чисто сделано, что я могу сказать. Что замысел, что исполнение выше всех похвал.

Вот только есть одно «но». Все это часть квеста, по-другому быть не может. Но кто выполняет этот квест? Точно не я. Тогда – кто?

Или просто мои действия запустили альтернативный вариант развития событий? Согласись я продолжать войну, и тогда Витольд уцелел бы?

— Нам пора – Назир убрал нож в рукав и потащил меня за собой через кусты.

У черного хода в шатер по-прежнему никого не было, что меня порадовало. В нынешней ситуации свидетели мне ни к чему. Кстати – да и откуда тут кому взяться? Обычно здесь и отирались только люди Витольда да «Орлы», а так никого особо и не было. Игроки, бывало, заходили, но только в том случае, если был повод, вроде как тогда, когда я в первый раз сюда пожаловал.

— Мог бы и сказать – попенял я Назиру.

— Не мог – ответил он – Приказ.

Ну да, кодекс чести ассасина. Блин, вот так в один прекрасный день он и мне глотку перережет, потому что папа приказал.

— А Троцеро он тебе не заказывал? – с надеждой поинтересовался я – Еще бы его закопать поглубже.

— Пока нет.

— Жаль – опечалился я – Ну, тогда пошли внутрь, посмотрим на этого красавца.

Против моих ожиданий в шатре было тихо. Вайлериус сидел за столом, на котором больше не было военных карт, зато появился медный кувшин с вином и немудрящая закуска. Реджинальд и Верорк сидели рядом с ним, вся эта троица выпивала и закусывала. Что до Троцеро – его в шатре вовсе не было. Как, впрочем, и всей его свиты.

— Верорк, нам пора – сказал я, подходя к столу – Пошли.

— Я занят – буркнул лидер «Орлов» и отхлебнул вина – Все завтра.

— Сегодня – мягко и задушевно объяснил ему я – Сейчас. Слово надо держать.

— Сказал же – завтра – выкатив глаза и выдвинув нижнюю челюсть вперед, прорычал Верорк – Свободен.

Самое забавное – он, надо полагать, считал, что сейчас выглядит устрашающе. На самом деле он стал похож на рыбу путассу, отчего меня начал разбирать смех.

— Хорошо подумал? – уточнил я у вконец обнаглевшего «Орла» — Не пожалеешь?

— Угрожать вздумал? – просипел Верорк, которого я, похоже, вконец достал.

— Да что ты, милый – совсем уж по-свойски ответил ему я – Какие угрозы? Они раньше были, а теперь все, достал ты меня вконец.

Ну, не сложилось и не сложилось.

— А о чем идет речь? – спросил Вайлериус – Вы куда-то собирались? Я вас задерживаю?

— Да ты понимаешь, дружище, такая штука вышла – я злорадно улыбнулся – Верорк около года назад в этих местах…

— Кое-что потерял – подскочил к нам Льод и дернул меня за руку – А Хейген нашел, вот и хочет ему это потерянное вернуть. Вот только Верорк стесняется покинуть вашу компанию.

— Ничего страшного – доброжелательно сказал принц  — Дело есть дело. А что он потерял-то?

— Совесть – буркнул я, наблюдая, как Льод что-то шепчет Верорку на ухо.

— Ты все шутки шутишь – расхохотался принц.

Оттаивает парень, ему явно стало легче от той мысли, что завтра все закончится. Я же говорю – он все для себя уже решил.

— Иду, иду – Верорк недовольно оттолкнул от себя Льода и встал из-за стола – Я ненадолго, господа.

По идее это должно было прозвучать благородно, но увы, голос и тон лидера «Орлов» свели данную идею к нулю.

— Если не секрет, чего хотел принцу сказать? – спросил у меня Льод, как только мы покинули шатер.

— Что Верорк девку крестьянскую тут неподалеку изнасиловал год назад и ребятенка не хочет признавать – не стал скрывать своей идеи я – Вайлериус жуткий чистоплюй, так что вас всех после этого не то что из лагеря выбросили бы, вам всю Западную Марку пришлось еще пару лет седьмой дорогой огибать.

— Нарушение договора – отметила Чужестранка, присоединившаяся к нам.

— Пес с ним – отмахнулся я – Надоел мне ваш клан хуже горькой редьки. Я даже со штрафом от администрации готов смириться, лишь бы вам хреново было.

— Ну, по одному человеку клан не оценивают – резонно заметил Льод.

— Эй, ничего что я тоже тут стою? – возмутился Верорк.

— А куда деваться? – вздохнула Чужестранка – Стой уж.

— Кстати, вспомнил – я ткнул пальцем в грудь Верорка – Там тебе списочек доспехов должны были письмом сбросить. И?

— Отправил Румпелю – нехорошо оскалившись, лидер «Орлов» отвел мою руку в сторону – Завтра он все перешлет.

— Да, он мне тоже отписался – подтвердила Чужестранка – Ругается невероятно. Прижимистый он у нас.

— Тогда ладно – я потер руки – Ну все, я к путешествию готов. Да, ребята, не составите нам компанию?

— А надо? – уточнил Льод, обменявшись взглядами с Чужестранкой.

— Вместе веселее – подмигнул я ему.

Верорк достал из сумки свиток портала, взмахнул им и через пару секунд мы попали из зимы в лето. Нет, солнечный свет нас тут не встретил, здесь тоже царила ночь, но небо было по южному глубоким и звездным, а воздух теплым и напоенным ароматами цветов, фруктов и еще бог весть чего.

Мы стояли на набережной, которая была выстлана плитами из ракушечника, шагах в тридцати от нас шумел прибой невидимого в темноте моря.

— Тронье – проворчал Верорк.

— Обожди – попросил я и открыл карту – Ага, оно. Или он? Короче – в расчете. Спасибо.

— Ты иди – мягко предложила своему лидеру Чужестранка – Мы еще тут погуляем. Ну, знаешь, юг, экзотика, романтика и все такое.

— Дело делать надо – сдвинул брови Верорк – А не шляться невесть где невесть с кем.

Он плюнул мне под ноги, достал из сумки еще один свиток портала и исчез в голубой вспышке.

— И снова спрошу – как вы его терпите? – только и смог сказать я.

— Ну да, грубоват, туповат, но зато очень удобен – Чужестранка потянулась, а после закинула руки за голову – Потому что предсказуем. А раз предсказуем, значит без особого труда управляем.

— Что-то подобное мне уже вон, Льод говорил – признал я – Но все равно не понимаю.

— Да тебе и не надо – Чужестранка полуприкрыла глаза – Завтра все кончится и каждый пойдет своей дорогой.

— Да Верорк еще ничего – поддержал ее Льод – Знал бы ты Барбариана. Вот где настоящая беда. Он у нас человек из стали – что снаружи, что изнутри. С этим хоть как-то договориться можно, с тем вообще никак.

— Ладно, бог с ним, с вашим коллективом – я присел на невысокий парапет, отделявший набережную от прибрежной линии – Я чего вас с собой позвал, как раз хотел поговорить о завтра.

— Троцеро – почти пропела Чужестранка, присаживаясь рядом со мной – Ты о нем?

— Да – кивнул я – Но он – полбеды. Уверен, что к нему примкнет кто-то из игроков. Наверняка он сейчас является носителем квеста, чего-то вроде «Новый претендент на корону». И если он сумеет под это дело подтянуть серьезный клан, то может выйти фигня. Проще говоря – при правильном подходе к делу завтра на Праздничном поле может произойти изрядная резня.

— К Верорку он не пойдет – уверенно сказал Льод – Ты же про него первым делом подумал? Можешь даже не париться. Слишком у него прокачана репутация с принцем.

Кстати – да. Как-то я это упустил. Высокий уровень репутации с НПС бывает не только полезен, но и вреден, он отсекает часть квестов, направленных против него.

— А вот остальные… – Льод цокнул языком — Там вариантов масса. Ну, ничего, завтра подтянем всех,  выстроим тройное кольцо, враг не пройдет.

— Если что – наемников докупим – поддержала его Чужестранка – Столько уже в это ввалено, что терять результат совершенно не хочется.

— Хейген, есть просьба – Льод тоже пристроился на парапет – Анна. Завтра принц с ней замирится и наверняка пролетит мимо короны. Нет, мы так и так в выигрыше, свое мы получили. Но хотелось бы не только при малом дворе место под солнцем иметь, но и при большом. Сделай так, чтобы Анна прониклась к «Орландиносам» глубокой личной симпатией.

— Было уже сказано вашему дуболому – нет – насупился я.

—  То он просил, а то мы – Чужестранка приобняла меня за плечи – А мы тебе за это гарнитурчик подарим из трех предметов. Колечко, серьга и предмет для сумки. Хороший гарнитурчик, не ношеный совсем. Не сетовый, легендарный, но не хуже. Силу поднимает, жизнь поднимает, а серьга еще и пассивку открывает, крайне редкую. Для «милишника» самое то.

— Гарнитурчик, говоришь? – я почесал щеку – Это хорошо. Нет, так-то я человек очень принципиальный, но когда женщина просит, да еще красивая, да еще с объятьями, то как тут устоять. Ладно, давайте так. Что смогу, то сделаю. Выйдет, не выйдет – как фишка ляжет. А гарнитурчик все одно мой, при любом результате.

— Идет – согласилась Чужестранка – Я девушка недоверчивая, но тебе почему-то верю. Наверное, потому что ты Верорка не раз послал, мне всегда приятно на такое смотреть. Люблю мужчин, которые гнут свою позицию.

Ну, вообще-то я чуть ли не в первый раз в игре так разошелся, обычно я конфликты стараюсь сглаживать, поскольку ни к чему путному они не ведут. Но тут – да, тут я чего-то взъерепенился. Видно, нервы начали сдавать, больно много всего на меня за прошедшие полгода свалилось. А, может, просто Верорк этот мне уж очень несимпатичен. Такое тоже случается. Бывают люди, которые с момента знакомства бесить начинают до невозможности. Вроде как и друзья у вас общие, и говорят те об этих людях хорошо, а все одно поделать ничего с собой невозможно, есть антипатия и никуда от нее не деться.

У меня была одна такая знакомая. Девчонка симпатичная, веселая, зла мне не делала, но как только с ней увижусь – все, башню прямо срывает. Что бы она ни сказала, что бы ни сделала – вот всё мне не так, прямо убить ее готов. Как-то раз сорвался так, что до сих пор стыдно, и перед ней, и перед компанией, в которой это случилось.

В чем тут дело, почему так вышло – понятия не имею. После того случая даже думал не сходить ли к мозгоправу, на предмет проверки себя на немотивированную агрессию. Правда, так и не дошел до него, закрутился. А Маринка Свиридова, которая тогда еще жива была, сказала мне, что возможно ответ надо искать вообще не в дне сегодняшнем. Мол, наши души вечны, и в какой-то из предыдущих жизней моя инкарнация сильно не ладила с инкарнацией этой девушки, вот на уровне подсознания и возник этот диссонанс. Дескать, старая вражда не ржавеет. И даже предложила меня познакомить с каким-то своим старым приятелем, который может мне помочь в этом всем разобраться детально.

От этого предложения я отказался, поскольку в подобную чепуху не верил. Плюс я видел, с насколько колоритными типами Маринка, неравнодушная к разной мистической дребедени, водила знакомства. Их кроме как «городскими сумасшедшими» назвать было нельзя. Не всех, разумеется, но в большинстве своем.

Но это же меня и успокоило. Если такие личности на свободе ходят, то мне-то в «дурке» точно делать нечего.

Так что, может, Верорк тоже мне когда-то давно насолил, потому я ему и высказываю все и сразу.

— Ну, если мы все решили, то предлагаю разбегаться по домам – зевнул Льод – Устал я сегодня что-то. И потом – на нас вот-вот нападут грабители, а мне драться совершенно неохота.

— Какие грабители? – встрепенулся я – Нет же тут никого?

— Есть-есть – похлопал меня по плечу Льод – Вон там в кустах пятеро, и вон там за деревьями трое. А остальные, небось со стороны моря заходят. У меня специализированная пассивка «Никталопия» до предела раскачана.

— Трех вижу, остальных нет – с уважением глянул на Льода Назир.

— Круто – признал я и достал свиток портала – Лады, разбегаемся. До завтра.

Можно было бы остаться и здесь, но это вышло бы боком Назиру. Я-то из игры выйду, а он останется. А вдруг не справится с этой оравой? И потом – раз решил всю свою ораву в Тронье прихватить, то надо это сделать.

Стоп. Об одной важной вещи я как-то не подумал.  Может выйти накладка с тем, что это мой родной город, а я ничего о нем не знаю. Допустим Флоси это не смутит, да и простодушный Гунтер не сильно подобным озаботиться, а вот у того же бдительного брата Миха подобный факт может вызвать вопросы.

Хотя – можно сказать, что я покинул родной город давным-давно, как раз потому что там никого из родных не осталось. Сирота я. И не возвращался в него так долго потому что не хотел тревожить душевные раны.

Или попросту никого с собой не брать?

Ладно, завтра видно будет. Или послезавтра. На работу надо бы съездить, посмотреть что там и как.

Черт, а в субботу еще сходка клана. Вот и когда мне квест выполнять, если одно за другое цепляется?

Переместившись в родной уже для меня замок, я вышел из игры, вылез из капсулы, потянулся, зевнул и направился на кухню. Свет там горел, значит, Вика дома. И это – хорошо. Это значит, что меня сейчас покормят.

— Душа моя, я готов съесть лошадь – громко сообщил я, выходя из комнаты и снова потягиваясь – Если нет лошади, то сойдет и ослик, главное, чтобы он был жареный.

В ответ на это мое заявление послышалось:

— Ой!

Следом за этим, звякнув, на пол упала чайная ложечка.

Это «ой» произнесла не Вика, а ее подруга Ксюша, которая сидела за кухонным столом и щеки которой прямо на моих глазах наливались багрянцем. Она еще и ладошку ко рту поднесла. Такая прелесть!

Дело в том, что из одежды на мне были только футболка да трусы. Ну, а что такого? Я же дома, и у нас тут не холодно. А капсула вполне себе комфортная, с мягкой оббивкой. Чего штаны-то надевать?

— Ну, я давно вышел из категории «ой», лет восемь как — самокритично заметил я, кинув взгляд вниз – Вот после армии – там да. Там было «ой». Даже «ой, мамочки». А сейчас я даже не «эх, ма», скорее: «ну, так». Это, конечно, еще не «о-хо-хо»…

— Штаны надень – прервала мои измышления Вика, ставя на стол еще одну чашку – Или халат накинь. Не видишь, что ребенка совсем смутил своими сомнительными прелестями?

«Ребенок» был ей ровесницей, но он даже и не подумал возражать.

Хотя, если так подумать, то по мере полученных Викой впечатлений за последнее время, она и в самом деле может смотреть на Ксюшу как на несмышленыша.

— Да я ничего — Ксюша замялась, нервно засмеялась и отвела глаза в сторону – Просто неожиданно все получилось.

— Ну, начальник без штанов – это всегда неожиданно – согласился я с ней – Хотя, в ряде случаев и прогнозируемо.

Выполнив просьбу Вики и накинув на себя халат, я вернулся в кухню и уселся за стол.

— Лошади нет, осла тоже – Вика налила мне чаю и плюхнула на тарелку изрядный кусок торта из коробки, стоявшей в центре стола – Пони, увы, нынче тоже не завезли. Есть курица, но ее надо жарить. Так что начни с десерта.

— Может, я пойду? – совсем уже засмущалась Ксюша и попыталась встать с табуретки.

— Сиди – остановила ее Вика – Уйдешь ты или нет, на скорости приготовления курицы это не скажется. А торт я ему дала, чтобы он не таким злым был. Киф когда голодный, то всегда очень саркастичный. Я-то уже привыкла и внимания не обращаю, а тебе это все в новинку будет. Он чуши нагородит, потом брюхо набьет и забудет про это, а ты переживать будешь всю ночь, я тебя знаю.

— Тогда тебе надо было дать мне сдобы – заметил я, отправляя в рот первую порцию торта –  И результат воспоследовал бы куда быстрее.

Ксюша наконец-то улыбнулась и, вроде как, успокоилась.

Вот интересно, а как она ее сюда провела? Во внутренние помещения «Радеона», в смысле? Такие вещи, надо думать, на очень высоком уровне согласовываются.

— Харитон Юрьевич, а вы и вправду в игру ходите? – поинтересовалась Ксюша, дождавшись того момента, когда я ополовинил кусок торта. Судя по всему, она восприняла слова Вики всерьез.

— Киф – произнес я, облизывая ложку.

— Что? – девушка беспокойно посмотрела на свою подругу, которая тем временем достала из холодильника внушительных размеров куриную тушку и теперь натирала ее смесью специй. Смесь была ядрено-кислотного цвета и обладала невероятно пряным ароматом.

— Киф и на «ты» – повторил я – В редакции ты должна именовать меня по имени-отчеству, субординацию никто не отменял. Но сейчас мы не на работе, ты у меня в гостях. Ну, и потом – мы вступили с тобой в достаточно интимные отношения, пусть пока только визуально. Какие теперь между нами могут быть условности, малыш?

Ксюшины щеки снова заалели, а я заработал подзатыльник от Вики. Теперь и моя голова была в достаточной степени приправлена специями, хоть в духовку засовывай.

— Шучу, шучу – я прикрыл голову руками, частично испачканными в креме – Зая, я все понял.

— То-то – погрозила мне пальцем Вика и продолжила свои кулинарные ухищрения.

— Что до игры – да, в ней бываю частенько – я решил все-таки ответить на вопрос Ксении – Кто-то из нас должен это делать, правда? Ну, хотя бы для того, чтобы понять – что надо читателю. Изнутри все частенько видится не так, как снаружи. Мы думаем, что игрокам нужно одно, а им необходимо совсем другое.

— Мне привезли нейрованну – поделилась со мной наша гостья – Но я так пока ей и не воспользовалась.

— Неудивительно – подала голос Вика – Что игра? Я вот теперь крепко сомневаюсь даже в том, что ты вообще спишь. Покажи ему.

— Что, что «покажи»? – я игриво подмигнул Ксюше и уставился на ее грудь.

Ну, вот не могу удержаться от того, чтобы лишний раз не смутить нашу скромницу. Она настолько беззащитна, что сил никаких нет.

И еще она очень очаровательно краснеет. Такая, знаете ли, святая непорочность, прелесть просто!

Ксюша залезла в полиэтиленовый пакет, который, как оказалось, стоял под столом, и достала оттуда увесистый фолиант, прошитый толстой белой пружиной.

— Это то, о чем я думаю? – ошарашенно спросил у нее я, принимая том и взвешивая его на ладони – Да ладно, ты шутишь?

— Мое видение проведения турнира – тихо, почти шепотом, сказала Ксюша – Как вы говорили – ориентировочные даты проведения вспомогательных и основных, слоганы, концепты рекламы – игровой, наружной, сетевой. Еще приблизительная структура проведения самого мероприятия, то есть дисциплины, в которые могут состязаться игроки, судейские полномочия, оформление арен и иных территорий. Мне в этом очень помог Вадим. Да и не только в этом. Это он, по сути, разработал все визуальные концепты, вплоть до внешнего вида вымпелов и наград.

— Вадим? – не понял я, о ком речь.

— Петрович – пояснила Вика, лихим движением надевая курицу на бутылку. Несмотря на то, что в кухне было все, о чем только может помыслить хозяйка, она предпочитала использовать именно этот инструмент, видимо, по привычке – О нем речь.

— Тьфу ты! – поморщился я – Совсем забыл, что у Петровича еще и имя есть.

Я перелистал книгу. Это было сильно. Она даже ориентировочный список кланов, которые примут участие в турнире, набросала. Что примечательно – «Двойные щиты» шли под номером «один». А «Гончие смерти» значились только вторыми. Личных симпатий тут быть не может, значит, такова сейчас сухая статистика.

А Линдс-Лохенов в списке не оказалось. Обидно. Значит, неперспективные мы. Если досижу в игре до мая, непременно подам заявку на турнир. Из принципа.

— Ксюш, ты титан – совершенно искренне сказал я – Даже нет, это как-то по-другому называется.

— Правильно – одобрила Вика, открывая духовку и поводя носом – Я даже знаю как. Премия – вот как это называется. В размере оклада. Или даже двух. А еще бы я выдумала некую должность, вроде «старшего координатора» или там «ведущего специалиста», ввела ее в штатное расписание и отдала этой хрупкой, но невероятно работоспособной девушке. В конце концов, Никифоров, мне нужна помощница. Тот человек, на которого я могу положиться.

— Вика – тихо попросила ее Ксюша, уперев взгляд в стол – Ну зачем ты? Не надо.

Ну, хоть ясность появилась, для чего ее сюда привели. Подозреваю, что эта серая мышка о тоталитарных планах моей дражайшей половины и не подозревала даже, а то сюда бы не пошла.

— Не лишено – помолчав и побарабанив пальцами по столу, произнес я – Насчет премии – это точно, насчет должности… Тут думать надо. Ксюша, без обид?

— Да не надо – у бедняжки задергались губы, и она чем-то в этот миг напомнила мне Танюшу, в тот момент, когда мы говорили о ее вознаграждении – И так ведь… Куда уж больше?

— Есть куда – хлопнула ладонью о стол Вика – Поверь мне. Ты на себе такой воз уже тянешь, что ужас просто. Эта парочка, Стройников с Самошниковым скоро тропой Юшкова пойдут от безделья, потому что ты все их обязанности на себя взвалила. А им и в радость.

— Что в принципе твоя недоработка – не без удовольствия заметил я – Распустила коллектив, а потом чем-то недовольна. Вот оштрафую тебя, и отобранное Ксюше отдам.

Вика иронично глянула на меня, рассмеялась и с грохотом отправила противень с курицей в духовку. Из этих жестов было понятно, что мои намерения вызвали у нее исключительно юмористические эмоции.

Бедная Ксюша тем временем совсем уже извелась и, несомненно, с радостью бы убежала отсюда, но не могла себе этого позволить в силу невозможности такого поступка. С ее точки зрения, разумеется.

Неизвестно, чем бы кончилась наша беседа, если бы в этот момент не раздались гулкие удары кулаков в дверь.

— Открывай! – проорали за ней – Киф, я знаю, что ты не спишь и дома!!!

АП-11-3 Глава десятая: 1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: