Шрифт:
С засечками
Без засечек
| Ширина:
| Фон:

АП-12-1 Глава 14

                          Глава четырнадцатая

                                                               Северное крыло

— Ты на работу пойдешь?

Я медленно всплывал из глубин сна. Хорошего такого сна. Солнечного. Что там, во сне, привиделось я описать не смогу, но мне нравилось пребывать в этом… Даже не знаю. Великом Ничто.

— Киф! Ты со мной или как всегда?

Я что-то ответил назойливой пчеле, жужжащей над ухом, и уже минуты две желающей, чтобы я пробудился.

— Не мычи. Скажи по-людски.

Разбудила. Вот все-таки разбудила.

— Не пойду я никуда – уже членораздельно произнес я – Не хочу. Лучше расстреляй меня.

— И очень плохо! – назидательно произнесла Вика.

— Расстреляй хорошо – предложил я – Найми актеров, одень их в белогвардейскую форму, и пусть лощеный офицер с тонкими усиками, махнув перчаткой, крикнет: «Огонь». Он даже может обругать меня: «краснопузой сволочью»

— Плохо, что на работу не пойдешь – Вика перестала меня теребить и села на край кровати – Я не могу все тащить одна, как ломовая лошадь. Тем более что отдельные сотрудники по-прежнему не стремятся мне подчиняться.

Как лихо она голосом выделила слово «отдельные». Знаем мы, о ком речь идет. Но нет никакого желания этот разговор заводить. Все одно ничего нового не прозвучит.

— А Таша? – продолжала моя сожительница – Таша?

— Господи боже, чем тебе Таша не угодила? – простонал я – Маленькое, прожорливое, практически безобидное существо. Никого не трогает, сидит, работает работу, что-то без остановки жует.

Ну, еще на сторону информацию сливает, но это нюансы, которые Вике знать не обязательно. Тем более, что никому, по сути, это не вредит.

— Вот – Вика топнула ногой по полу – Именно. Вчера торта так накушалась, что ей заплохело. Думали даже «скорую» вызывать. А что? Она вся бледная, глазами хлопает…

— Но обошлось же?

— Обошлось – признала Вика – На удивление. Выпила «мезима», вроде в себя пришла. А под конец еще два куска торта с собой домой уволокла.

— В роду Таши где-то там, в начале времен, явно имелись муравьи – предположил я – За века произошли определенные мутации, и теперь она вот такая.

— Почему муравьи? – опешила Вика – Поясни.

— Муравей тащит вес, в пятьдесят раз превышающий их массу тела. А Таша потребляет еду где-то в таких же пропорциях. Все логично.

— Жалко мне того, кто на ней женится – Вика встала – На одну еду этот бедолага работать будет. И на «мезим». Значит – не едешь?

— Мне туда надо – показал я на капсулу и зевнул – Не хочется, а надо.

— Надо – значит надо – покладисто согласилась Вика – Иди уж. А меня, если что, Ксюшка поддержит. Теперь ей можно, теперь у нее статус повыше стал.

Ну да. Безголосая Ксюшка, которая лишний раз кашлянуть боится, тебя сильно поддержит, как же…

Хотя… Разное случается. Бывает и так, что скромный человек, получив каплю власти, таким монстром становится, что ужас просто. Но в нашем случае даже это не страшно. На меня она не набросится, а остальных Шелестова защитит. Даже если Ксюша окажется перерожденцем, Ленка все равно ее под лавку загонит.

На этом я закончил свою мысленную рабочую пятиминутку и отправился завтракать. День обещал быть насыщенным событиями, поскольку я даже предположить в данный момент не мог, куда именно меня занесет после Эйгена. Знаю я эти архивные документы, в них только залезь, и сам того не заметишь, как окажешься на краю света. Или где похуже.

А, еще Гедрона надо будет навестить, про вчерашнюю беседу с «Вербум Сап» рассказать. И заодно узнать, где он строителей нанимал.

Эйген со времен моего последнего визита совершенно не изменился. У меня вообще сложилось ощущение, что основная часть обитателей города даже не особо и заметила, что у его стен громыхала гражданская война.

Я постоял немного на перекрестке, раздумывая, куда мне лучше направиться – сразу в Академию или сначала в королевский дворец? Вайлериус мог быть и там, и там. Немного поразмыслив, я пошел направо. Во дворец. Время достаточно раннее, может, мой приятель еще завтракает в компании маменьки.

А вот насчет Эйгена я оказался отчасти неправ, кое-что здесь все же изменилось. Точнее – добавилось. А именно – уличные проповедники.

— Месмерта! – надрывался игрок, смотрящийся приблизительно так же, как во времена Древнего Рима, должно быть, выглядели первые христианские проповедники. То есть – немыслимая рвань на теле, безумный взгляд, пронзительный голос. То еще зрелище, доложу я вам – Кто припадет к ее ногам – тот и спасется! Истинно говорю вам – так будет! Лююююдииии! Месмерта – вот наш билет в счастливое завтра! Остальные боги – поганые, а вот Месмерта…

— Купи одну Месмерту сегодня, и вторую ты получишь в подарок – выкрикнул кто-то из моментально взорвавшейся хохотом толпы.

— Я погляжу на тебя, когда ее воины придут сюда, в этот город! – взвизгнул кликуша – Я тебя запомнил! Ох, мало тебе не покажется!

— Все, приятель, слезай – подошли к проповеднику два НПС-стража – Пошли.

— Куда? – заорал последователь моей бывшей нанимательницы и вцепился в памятник, на постаменте которого он и стоял – Сатрапы! Цепные псы безбожия! Не пойду! У нас тут свобода слова.

— Верно – дружелюбно подтвердил стражник – И авторство этого слова принадлежит королеве Анне. Она его еще неделю назад произнесла и им запретила религиозную агитацию на улицах города. Они не для этого. По ним ходить надо, гулять, ползти, если с вином переборщил. А вот богов своих прославлять на них не следует. Открой приход, сядь внутри и жди последователей, коли тебе неймется. А так, как ты сейчас – нельзя. Запрещено.

— Не заткнете мне рот! – уже совсем почти невменяемо завопил проповедник – Месмерта, покарай этих глупцов!

— Сам виноват – пожал плечами второй стражник и коротким рывком сдернул волосатого апостола новой веры с постамента – Ведь предлагали разойтись по-хорошему. Теперь все, теперь темница на пятнадцать суток, за нарушение уложения о порядке в славном городе Эйгене.

— И правильно – одобрила толпа в большинстве своем – Задолбал орать!

— У нас тут хоть и… – первый стражник снял шлем, достал оттуда бумажку и по слогам прочитал – мно-го-кон-фес-си-о-наль-ное государство, но совесть иметь надо тоже!

Проповеднику умело связали руки, в рот воткнули какую-то тряпку и потащили в сторону городской тюрьмы.

Однако. Тут, оказывается, религиозные дебаты идут вовсю, и два шага вприпрыжку до настоящих войн за веру осталось. Это у нас, в Пограничье, оказывается тишь да благодать стоят.

И еще – если я сейчас храмом не озабочусь, как бы моей личной богине в аутсайдеры не попасть! В самые что ни на есть настоящие.

Кстати. Надо бы устроить небольшой перфоманс, что ли? Явление богини народу или чудо какое она пусть сотворит. Ну, не просто так, а, например, по поводу открытия храма. Чтобы мои сокланы, да и все остальные игроки, осевшие в Пограничье, поняли, что Тиамат это не просто так. Она реально крута и может это доказать.

В следующий раз как к ней наведаюсь, непременно об этом попрошу.

 

«Богиня Тиамат почувствовала, что ваши мысли обратились к ней и вознаграждает вас за это.

Характеристика «Ловкость» увеличена на 25 единиц сроком на 2 часа».

 

О как. Это интересно.

Я тут же снова подумал о Тиамат, потом еще раз, и еще раз. Потом представил ее голенькой. Потом на всякий случай назвал в мыслях «мамкой родной».

Увы и ах, больше мне ничего не выдали. Как видно, оцениваются только бескорыстные мысли.

И еще – а почему «ловкость»? Это намек? Или просто рандом?

Размышляя на эту тему, я наконец-то добрел до королевского дворца, взобрался вверх по лестнице и был остановлен высоченным гэльтом, владельцем на редкость пестрого одеяния и невероятно красного носа. Он, и еще трое его соплеменников стояли на страже у дверей, ведущих внутрь

— Куда? – спросил он у меня и свирепо выпятил челюсть вперед.

— Туда – немного удивленно ответил ему я – А чего?

— Тут королевский дворец – объяснил мне гэльт – Нечего разным всяким по его коридорам шататься. Вали отсюда.

Вот сейчас не понял. Это как так? Сроду у меня проблем не было с тем, чтобы внутрь попасть. Ну, кроме самого первого раза, когда я за денежку на малый прием проник.

— Мне можно – попробовал объяснить гэльту я положение вещей. Ну, не драться же мне с ним? Тем более, что здесь подобное запрещено – Я там давно свой, меня королева знает, и принц тоже. И командир ваш, Бран.

— Я тебя тоже знаю – хрипло заявил гэльт – Ты Линдс-Лохен. И внутрь тебе не пройти.

— Родрик, ты бы того, полегче – посоветовал красноносому один из его соратников – Он и вправду с королевой на короткой ноге. Не так, как наш предводитель, но все же.

— Линдс-Лохены – ублюдки! – рыкнул Родрик, и со скрежетом вытащил меч из ножен – Их место в помойной яме!

А чего происходит-то?

В этот миг на красноносого навалились трое других стражей, отобрали у него меч и начали крутить руки. Родрик вырывался, орал как заполошный, злобно сопел и даже плюнул в меня.

— Иди уже – посоветовал мне один из гэльтов, выкручивая руки соплеменнику – Пока до смертоубийства не дошло.

— Да у меня и в мыслях не было никого убивать – заверил его я – Скажите, уважаемый, а чего он так взбеленился?

— Родрик родом из клана Мак-Линн – объяснил мне тот – Дункан Мак-Линн был его двоюродным братом.

— Ублюдки! – сипел красноносый, напрягая мышцы и пытаясь вырваться – Всем кровь пущу! Всех перережу!!!!

Интересно, это он о моем клане или о своих приятелях говорит?

— Дункан Мак-Линн – я почесал затылок – Аааааа! Дункан Бешеный! Это я ему голову с плеч снес, когда мы замок у поганца Кэннора отбивали!

Родрик замычал от накатившей новой волны гнева, и чуть не вырвался из дружеских рук, еле удержавших его.

— Да иди уже! – заорал один из гэльтов – Головоруб!

Я не стал спорить и вошел внутрь. Можно было бы этого красавца подрезать, но – зачем? Еще штраф какой выкатят. Опять же – расстались мы с королевой Анной по-доброму, но кто знает, что изменилось за это время? Она как море, никогда не знаешь, чего от нее ждать.

Впрочем, беспокоился я зря. Анны, как и Брана во дворце не оказалось. Как выяснилось, они еще пару дней назад с малым отрядом отбыли в неизвестном направлении, это я выяснил у первой попавшейся мне на пути служанки, встреченной в коридоре. Куда именно отправилась эта сладкая парочка, она, увы, не знала. А жаль.

Зато принц был на месте. Собственно, его за себя Анна и оставила. Так сказать – практикум ему устроила. Пусть даже и против воли самого практиканта.

Вайлериус сидел на троне в малом зале для приемов, слушал какого-то мордатого торговца, излагавшего душераздирающую историю о том, как его обманул деловой партнер, и откровенно скучал.

— Хейген! – он заулыбался, увидев меня и поднялся с трона – Вот это сюрприз! Так, уважаемый, я вас понял, запишите свою жалобу и подайте ее в канцелярию. Она будет рассмотрена в установленные законом сроки.

— И подать заплатите – подал голос некий господин, примостившийся на стуле у стены, невысокий и какой-то безликий. В смысле – более типическое лицо, чем у него еще поискать надо – Три золотых.

— Как же это? – забормотал торговец – Меня обманули, и я же плати? И это законы? Нееет, давайте разбираться! Что за произвол? Что за судебная тягомотина? Я так скоро перестану вовсе… Все перестану!

— Давайте – согласился с ним тот господин, что сидел у стены – Значит, вам законы наши не нравятся? Может, вам и правящая фамилия не по душе? Может, вы, милейший, вольнодумец? Может, вы переворот задумали сотворить? А? А? Как имя?

— Анатоль де Жуль – глазки торговца забегали, он понял, что сболтнул лишнее.

— Не нравится – не живите в Эйгене – сказал, как припечатал, Вайлериус – И в Западной Марке тоже!

Когда и как недовольный всем господин де Жуль исчез из помещения я даже не заметил. Был он – и нет его. Думаю, в канцелярию прошение он тоже вряд ли станет подавать.

— Благодарю вас, месьор Фортес – чинно кивнул Вайлериус безликому господину – Ваша помощь как всегда неоценима.

— Это мой долг – равнодушно произнес тот – Я так понимаю, что на сегодня прием закончен?

— Да – Вайлериус приобнял меня – Ко мне друг приехал!

— Хорошо – месьор Фортес встал со стула – Пойду, скажу всем ожидающим, что все переносится на завтра. Господа!

Он склонился перед нами в поклоне, а после покинул зал.

— Очень хороший человек – сказал Вайлериус, когда двери за безликим человеком закрылись – Заменил на ряде постов приснопамятного Витольда. И, правды ради, оказался куда более полезен короне, чем его предшественник. Тот все в карман свой греб, а этот хоть как-то радеет за королевство.

Значит этот еще больший прохиндей, чем покойный Витольд, к гадалке не ходи. Чем сильнее высокопоставленный чиновник ратует за власть, которой служит, тем активнее он у этой самой власти ворует. Это народная примета, которая никогда не дает сбоев.

Но озвучивать свои мысли вслух я не стал. А зачем?

— Ну, ты откуда? – с интересом спросил Вайлериус – Или куда? Ты же всегда откуда-то куда-то спешишь.

— Слушай, ты же Академию Мудрости как свои пять пальцев знаешь? – даже и не подумал отвечать на его вопрос я.

— Всю Академию нет – покачал головой принц – Да что там – и десятой части не знаю. Я подозреваю, что таких людей вовсе нет. Академия стоит в Эйгене тысячу лет, она перестраивалась невесть сколько раз. Какие-то коридоры замуровывались, в год Черной Чумы даже целый коридор в Южном корпусе заложили камнями, и с тех пор туда никто не совался. А тайные комнаты? Их сначала делали таковыми, а после, через век-другой, о них никто уже и не помнил. На моей памяти три таких тайника нашли, и все абсолютно случайно. И это я про подвалы и хранилища молчу, там сутками можно бродить, потому что некоторые из них существовали еще до того, как была построена непосредственно Академия. Здание-то новое, ну, насколько оно может считаться новым. А фундамент – древний. Помню, как-то девица одна пошла в архив номер шесть за рукописью Герхарда Чернокрылого, так ради того, чтобы ее саму после отыскать, пришлось два курса слушателей отряжать в подземелье. И то чудо, что найти смогли на пятый день!

— Плохо – расстроился я.

— Тебе там что-то надо? – напрямую спросил Вайлериус – Какой-то документ?

— И не просто документ – понизил голос я – Мне нужно кое-что, написанное либо до Исхода Богов, либо сразу после него.

— Северное крыло подземных хранилищ – немедленно отреагировал Вайлериус и поморщился – Плохо. Доступ туда я тебе предоставлю, это несложно. Так-то оно закрыто для всех, кроме магистрата Академии, причем наглухо. Но я принц и мое слово закон, откроют нам доступ в него, никуда не денутся. Но вот в остальном… Плохо.

— Брат, прекрати говорить намеками – попросил его я – Что именно плохо? Место скверное, духан там стоит как в лыжной секции, призраки шалят? Конкретику давай.

— Этот зал видишь? – обвел помещение рукой принц – А там, в северном крыле, таких сотни три. Они похожи один на другой и битком набиты свитками да пергаментами. Добавь сюда бесчисленное количество переходов, проходов, коридоров и лестниц. Ты там три жизни можешь бродить, так и не найдя желаемое.

Все не так радужно, как я предполагал. Может, подтянуть сокланов? Нагнать туда всех, кто в игре есть и мелким гребнем пройтись по каждому шкафу, каждой полочке.

Или нет. Может попросить Вайлериуса, чтобы тот взял у магов Академии какое-нибудь заклинание для поиска того, что мне нужно. Ну, вроде того, что я в Архипелаге использовал, когда часть ключа искал.

— И самое паршивое — эти подвалы защищены от магии – продолжал вещать Вайлериус – Так бы можно было как-то попробовать исхитриться, заклинание поиска в ходу пустить, но там ничего не получится. Заклинания блокировки любой волшбы на эти помещения накладывали мастера старой школы, равных которым теперь нет. Нет, так-то понятно почему и зачем. Кто-нибудь сдуру там заклинание в ход пустит, а другое, где-нибудь на полке, возьми и тоже сработай. Вот так пол-Эйгена сразу на воздух и взлетит.

— Не хотелось бы подобного развития событий. Мне Эйген как родной стал – на автомате произнес я, прикидывая, что мне делать дальше – Ладно, давай все же туда съездим, а? Хоть гляну, что к чему.

Принцу так понравилась эта идея, что он моментально развил безумную активность в выполнении моей просьбы, причем настолько, что уже через полчаса мы стояли у одного из служебных входов в обитель Мудрости.

Подозреваю, что для принца главным в этой ситуации даже не дружеский долг выступал. Просто он нашел для себя формальный повод смыться из дворца на законных основаниях. В том смысле, что при необходимости он свалит все грехи на меня. Мол – Хейген мой закадыка, да еще и наш гость, как я мог ему отказать в просьбе? Так что это я не по своей прихоти бросил пост номер один во дворце, а обстоятельства так сложились.

Да и ладно. Я Вайлериуса понимаю. После вольницы в джунглях, после на самом деле сильной личной драмы и лидерства над восставшими против королевы-матери аристократами вот так сидеть на троне и выслушивать занудную речь какого-то купца Анатоля? Да волком взвоешь! Причем даже учитывая академический склад ума моего старинного приятеля.

— В северное крыло, стало быть, хотите прогуляться? – в пятый раз переспросил пожилой дядька в побитой молью мантии, а после звякнул солидной связкой ключей, которую держал в руках.

— Почтеннейший Лазариус, я вам снова повторяю – да, хотим – покладисто произнес Вайлериус – И еще сразу три раза – да, да, да. Это на будущие три шага, которые вам осталось сделать до дверей, ведущих к нашей цели.

— А как же милорд ректор Расмус? – уточнил Лазариус, перебирая ключи – Разве его не надо поставить в известность о том, куда именно вы, ваше высочество, решили наведаться? Без его личного разрешения…

— Я – наследник короны – перебил его принц – Потому могу ходить куда захочу и когда захочу в пределах своих владений.

— Академия Мудрости, конечно, находится под протекторатом Западной Марки – еле слышно пробубнил ключник – Ваша правда. Но находиться в пределах государства и подчиняться его законам – это разные вещи.

— Бунтовщик – подключился к разговору я – Вольнодумец. Крамольник. Рэволюционер. Вайлериус, у вас публичные казни еще проводят или уже нет? Если да – так вот человек, стремящийся изо всех сил на свою персональную Голгофу.

— Куда стремящийся? – переспросил у меня по-прежнему любознательный принц.

— К обезглавливанию – пояснил я – Лазариус, открывай двери, пока шутка не стала горькой правдой.

Ключ щелкнул и приличных размеров створки дверей неожиданно легко и без скрипа распахнулись перед нами. Из помещений, находящихся за ними на нас пахнуло книжной пылью и мышиным пометом.

Что примечательно – сначала там царила темнота, но секундой позже один за другим, загорелись факелы, давая достаточный свет для того, чтобы я осознал, как на самом деле велико северное крыло и что принц вовсе не шутил, обрисовывая мне проблему. Какой клан, какой мелкий гребешок? Тут лет пять жить надо, чтобы что-то найти.

— Вонь веков – глубокомысленно заметил Вайлериус, помахав ладонью у носа – Надо будет заняться этим вопросом. Не знаю… Вентиляцию провести, что ли? Да и вообще – надо архивы Академии обревизировать, составить каталоги и все документы, не представляющие ценности, сжечь.

— Сжечь? – выпучил глаза Лазариус – Наши архивы? Эти жемчужины мудрости?

— Ну да, описание того, чем питались первые маги Академии, это, конечно, те еще перлы знаний – расхохотался принц – Ах, милейший Хейген, знал бы ты, сколько подобного мусора я перебрал, когда подбирал материалы для заклинания, чтобы отыскать Ксан… Недавно, короче.

Не договорил имя. Ксантрию он хотел отыскать. Девушку-воина, которую задушили, а после еще и утопили по приказу его матери. Честно скажу – когда я узнал, что там вышло, мне эту валькирию было жалко. Братца ее и приятеля его – нет, удавили их – и правильно. Нечего цареубийствами промышлять.

А вот ее – жалко. И принца тоже.

— Ладно, пошли – Вайлериус начал спускаться по недлинной лестнице, ведущей к узкому коридорчику, от которого в разные стороны расходились десятки… Даже не знаю, как это правильно назвать-то. Отнорки – так вернее всего будет. И каждый из этих отнорков был заставлен шкафами и полками, на которых лежали сотни, тысячи свитков, пергаментов и манускриптов. Они были сложены в коробки, ящики и даже корзины.

За моей спиной звякнули ключи, и я развернулся в полной уверенности, что увижу закрывающиеся двери и торжествующую рожу Лазариуса.

Ничего подобного. Напротив, я узрел спину ключника, спешно удаляющуюся от входа в северное крыло Академии.

— За каждым поворотом – новый поворот – пояснил мне Вайлериус, показывая на один из отнорков – А после – еще и еще. В какой-то момент, правда, они заканчиваются залами, где сложены наиболее ценные документы. Ну, чего ты ждешь, идем!

Пройдя метров сто по коридору, я наконец-то в полной мере оценил масштаб трагедии. Тут и один документ найти невозможно, а мне их нужно два!

— Значит, тебе необходим некий свиток, содержащий информацию, связанную с эпохой Исхода Богов – остановился принц на подобии перекрестка, где сходились вместе сразу четыре коридора, похожих друг на друга как братья-близнецы – Думаю, нам туда. Я как-то пару недель провел в этом крыле, разыскивал указания на одно заклинание, с тех пор более-менее здесь ориентируюсь. Условно, разумеется. Вон там все связанное с войнами, которые сотрясали континент в разные эпохи, вон там архивы орденов и культов, которые теперь не существуют и к уничтожению которых Академия приложила руку, там… Не помню, что. Но если пойдем налево, то придем к стеллажам, на которых я когда-то нашел несколько свитков, датированных временами, когда боги еще правили Файроллом. Я почему помню – там дверь стоит. Она, правда, открыта всегда, но это сейчас. А раньше любые упоминания о богах под семью замками были. Академия не терпит воспоминаний о тех временах, когда все ее обитатели, от студиозуса до милорда ректора, были рабами небожителей и зависели от их прихоти.

Верно-верно, было такое. Меня в свое время за невиннейший вопрос о Месмерте чуть ли не пинками за двери вышибли.

Проходя мимо полок, я ухватил один из свитков и развернул его.

 

«Правдивое изложение о путешествии достославного странника Конни Хова по невиданным землям, дальним морям, высоким горам и зеленым долам, писанное им собственноручно по прибытии в Эйген и перед тем, как он отправился в новое странствие.

Писано лета 936 года от И.Б. по просьбе милорда ректора Академии Мудрости»     

 

Забавно. 936 год от Исхода Богов – это когда же было? Наверное, очень давно. Хороший свиток. Интересный. В сумку его. Если даже не прочту, то продать всегда можно задорого, как антиквариат.

 

«Ай-яй-яй, игрок Хейген. Воровать – нехорошо. Воровать – грех. Но, с другой стороны, любознательность – это тоже прекрасно.

В случае, если вы сможете покинуть стены Академии с данным свитком и не будете уличены в его краже, то данный документ станет вашим навсегда.

В случае, если вас поймают за руку, и вы будете ошельмованы как расхититель интеллектуальной собственности, то вас ждут следующие санкции:

Невозможность посещения любых помещений, относящихся к Академии Мудрости сроком на один календарный месяц;

Штраф в 1000 золотых;

Снижение репутации со всеми обитателями Академии, а также с королевской семьей Эйгена на 5 единиц

Примечание.

Снижение репутации с королевой Анной и принцем Вайлериусом обусловлено тем, что вы скомпрометировали их своим неблаговидным поступком»

 

Я немедленно сунул руку в сумку, схватил свиток и хотел положить его на первую попавшуюся полку, вот только ничего у меня не получилось. Даже свиток из сумки вынуть. Он к ней как приклеился.

Вот зараза!!! Нет, я понимаю, назидательный момент и все такое, но так-то зачем? Оштрафовали бы просто – и все.

— Так – Вайлериус остановился на очередном перекрестке и повертел головой – Теперь туда.

Если это северное крыло, то, значит, есть еще три, по количеству частей света. Однако! Это на какую же сумму в игровом золоте тут добра храниться?

Минут через пять мы подошли к двери – старинной, огромной, дубовой, да еще и окованной потускневшим от времени железом. Я бы сказал – царь-двери.

И – открытой, как и сказал Вайлериус.

— Ну вот, пришли – принц погладил себя по голове – Молодец, Вал, молодец. Рано жаловаться на память. Вывел куда надо.

— Красава! – поддержал его я, хлопнув по плечу – Осталось только нужное найти.

— С этим сложнее – принц переступил через порог и бодро затопал по узкому коридорчику, еле освещенным парой факелов, бездымно и беззвучно горящих на стенах – Там, конечно, документов меньше, чем в остальном хранилище, но все равно много. Но мы туда и туда не пойдем, а сразу направимся в самую дальнюю комнату, там наиболее старые бумаги храниться. Погоди, а что там за голоса? Или мне мерещится уже невесть что?

Я остановился и обратился в слух.

Верно, голоса.

— Не мерещится – заверил я принца – Кто-то говорит.

— Кто? – уставился на меня Вайлериус, понизив голос – Вход в крыло на замке был, Лазариус его при нас открывал. А без него сюда мышь не проскользнет. Может – призраки? Тут ведь народу в разное время немало поубивали. Да и в стенах замурованных бедолаг хватает!

При всей своей эрудированности и склонности к точным наукам принц явно был подвержен стандартным средневековым страхам, а потому немного побледнел.

— Мертвые не кусаются – приободрил его я, отлично осознавая, что данная пословица в этих местах совершенно неактуальна. Тут мертвые кусаются, да еще как – В смысле – призраки.

— Конечно – немедленно согласился со мной принц – Они не зомби, чего им зубами лязгать? Они просто вот так берут и сердце замораживают!

И он наглядно мне продемонстрировал, как именно призраки поступают с теми, кто встал им поперек дороги. Получилось жутковато.

— Пошли отсюда, а? – попросил меня принц – Ну их, эти твои документы. Я смерти не боюсь, ты же знаешь. Но вот посмертие – оно разное бывает. Мне в виде бесплотной тени по этим подземельям веками летать неохота.

В самой дальней комнате, в той самой, куда мы как раз и шли, что-то грохнуло и следом за этим сразу два голоса дружно, почти в унисон, замысловато ругнулись.

— Призраки? – совсем уж засомневался я – И вот так сквернословят, на грани штрафа?

— Какого штрафа? – озадачился Вайлериус.

— Немалого – похлопал его по плечу я – Нет, приятель, это не тени. Это люди. Вот только в самом деле непонятно, что они тут делают и как сюда попали.

— Люди? – мигом приободрился принц – Так это совсем другое дело. Пошли спросим – да и все.

— Стой – я даже договорить не успел, не то что схватить за рукав воспрянувшего духом Вайлериуса – Куда? Мало ли кто…

Куда там. Принц со свойственной ему быстротой и непосредственностью буквально пробежал по коридору, встал на пороге той самой дальней комнаты и громко поинтересовался:

— Господа, а вы что тут делаете? И по какому праву? И вы, прекрасная леди. Это закрытые архивы Академии Мудрости, тут вам не место.

Там еще и леди есть. О как!

В комнате снова что-то грохнуло, как видно господа и дама не ожидали явления престолонаследника Западной Марки народу.

Я вздохнул и поспешил за ним. Мало ли, кто там копается? Ладно, если игроки, они принца пальцем не тронут, они себе не враги. Ну, а если НПС? Какие-нибудь работники меча и топора, которых наняли по квесту найти некий документ? Ткнут Вайлериуса ржавым ножиком под пятое ребро – и привет мамочке. А виноват кто будет? Я. Куча народу подтвердит, что он именно со мной отправился в это документохранилище. С кого тогда за его смерть спросят? Даже можно не гадать. И закроется для меня тогда Западная Марка аж до самой смены ныне функционирующей правящей фамилии. В лучшем случае. А это смерти подобно в нынешней ситуации.

До меня доносилось невнятное шушуканье, как видно, застигнутые врасплох расхитители документов обменивались комментариями по поводу постигшей их неожиданности. А Вайлериус, как видно компенсируя свой недавний страх, продолжал свои речи, все более и более повышая голос.

— Разве вам неизвестно, какая кара ждет тех, кто посягнет на имущество Академии Мудрости? Тюремное заключение в подвалах! Да-да. А если кража совершена в особо крупных размерах, то и применение более крутых мер не исключено. Вплоть до повешения! Нет-нет, леди, вас это не касается, не переживайте. Дам в Западной Марке вешать не принято, мы прогрессивное королевство. Дам у нас обезглавливают. Это, согласитесь, способ, более подходящий для умерщвления представительниц прекрасного пола. Хотя бы даже из эстетических соображений. Удавленники выглядят крайне неприглядно.

— Да, бесспорно – донесся до меня, почти подошедшего ко входу в комнату, девичий голос – Благодарю вас!

Он показался мне знакомым. Нет, все девичьи голоса чем-то похожи, особенно в подземельях, но этот… Я точно его знаю.

Так оно и вышло. И я был знаком с обладательницей данного голоса, и она со мной тоже. Причем – давно и хорошо. Как, впрочем, и двое из троих ее спутников, которые обнаружились в крайне просторной комнате, которую вернее было бы назвать «залом». Ну, ладно, не «залом», не тянуло это помещение на него в полной мере. Но определение «зальчик» — точно подходило. Там одних столов, заваленных бумагами, штук пять стояло. Да стулья, да шкафов десятка три. Какая же это «комната»?

Впрочем, это все было не столь и важно. Что название? Только слово. Просто на подобные темы мне сейчас хотелось рассуждать больше, чем думать о том, что будет дальше.

А вот о чем думала Элина, стоящая с желтым от времени манускриптом в руках – не знаю. Даже предположить не могу. Но что мысли ее обуревали – это точно. Вот как увидела она мое лицо, появившееся за плечом Вайлериуса, так и началась у нее в голове чехарда, по сжатым до хруста зубам это было понятно, и по глазам, мигом поменявшим цвет.

Когда же мы с ней виделись в последний раз? Если в игре — то на поле битвы за корону Пограничья. Помнится, я тогда был одним из тех, кто ее убивал.

А в реальной жизни – в Касимове. Она тогда пришла ко мне ночью и сделала предложение, от которого я отказался. Даже несколько предложений.

В общем, у наших отношений давняя история.

И, похоже, это сообразил не только я.

— Не надо – положил Элине на плечо руку Герв – Здесь нельзя.

Он всегда был рассудительным, старина Герв. И, кстати, он был одним из тех представителей «Буревестников», о ком я мог бы вспомнить без особой неприязни. Ну, если бы мне вообще пришло в голову размышлять об этом клане.

А вот Железный Дровосек, который тоже обнаружился в помещении, в этот список не входил. Кстати, со времен нашей последней с ним встречи он изрядно подрос как игрок, перевалив за сотый уровень. Правда, судя по тому, что он сразу схватился за оружие, ума это ему не добавило.

Четвертый же игрок «Буревестников», обладатель звучного имени «Панургиус» мне был неизвестен.

— Потрудитесь положить оружие к моим ногам, а после встать на колени, заложив руки за голову – потребовал Вайлериус – В этом случае я, пожалуй, смогу пообещать вам королевское милосердие.

— На всякий случай, во избежание возможных эксцессов – это местный принц, единственный сын королевы Анны – быстро протараторил я – Ребята, не надо искать приключений на свою пятую точку. Вы и так уже порядком накосорезили!

— Скажи, вот зачем ты появился на свет? – спросила у меня Элина, убирая манускрипт, который она читала до нашего появления, в сумку – Наверное, специально для того, чтобы все время стоять у меня на пути. Каждое твое появление означает то, что где-то сразу все пойдет не так, как задумывалось. Хейген, я тебя ненавижу.

Начни она орать там или ногами топотать – это еще ничего. Но сейчас это было сказано настолько бытово, настолько спокойно, что мне очень сильно не по себе стало.

— Ребята, давайте разойдемся добром – предложил я – У вас наверняка где-то есть лазейка, через которую вы попали сюда. Вы тихонечко отправитесь к ней и покинете архив, а мы сделаем вид, что ничего не заметили.

— Вообще-то их надо судить – задумчиво возразил мне принц – Порядок таков.

— Вал, кто бы говорил о порядке – тихо возразил ему я, заметив, как блеснули глаза Герва, несомненно услышавшего, с какой фамильярностью я обратился к принцу. Вот и хорошо, что услышал, пусть знает, что я здесь не просто так оказался, а по знакомству – А то ты сам не лазал по чужим захоронкам? Слушай, это не разбойники, не воры. Я знаю этих людей, поверь. Если они поступили так, то, значит, у них был на то повод.

Если бы за моей спиной стояло несколько королевских гвардейцев! Или, хотя бы, один Назир! Фиг бы Элина отсюда ушла вот так просто. Понятное дело, голову бы ей не отрубили, но хороший срок в тюремных подземельях я бы ей обеспечил. И еще страже приплатил, чтобы смотрели получше.

Но – увы. Все, что у меня есть — это я сам. Их же четверо. И не устоять мне против них, никак не устоять если до драки дойдет.

А случиться такое может. Будь тут кто другой – обошлось бы, возможно. Но Элина… Когда ей шлея под хвост попадает, она всегда поступает только так, как хочет сама. И плевать ей в этот момент на запреты администрации.

Я же, повторюсь, здесь один. Из принца боец никакой, мне ли этого не знать. Но при этом он непременно полезет в драку и почти наверняка будет убит. А этого допустить никак нельзя.

Потому – пусть валят. Хотя, конечно, узнать, что им тут нужно было, очень-очень хочется.

— Это хороший вариант – согласился Герв – Спасибо тебе, Хейген. Уходим! Тихо, спокойно – уходим! Если, конечно, его высочество не против.

— Не против – усмехнувшись каким-то своим мыслям, ответил принц – У каждого в жизни случаются такие ситуации, что приходится нарушать закон. Но помните о том, что и моя благосклонность не вечна. Я запомнил вас, господа. И если еще раз вы попадетесь на чем-то подобном, я вздерну вас всех. И даже вас, леди. Западная Марка – прогрессивное королевство, но в некоторых случаях древние традиции более практичны, чем новомодные веяния. И более назидательны.

Герв двинулся к выходу, за ним поспешил неизвестный мне Панургиус, и даже Железный Дровосек снял ладонь с рукояти меча.

— Да, леди – принц щелкнул пальцами – Подайте-ка мне тот свиток, что вы убрали в сумку. Вы можете идти, а он останется здесь. Это собственность короны Запада, не забывайте об этом.

— Свиток – пробормотала Элина – Свиток надо отдать. Вот так просто взять и отдать?

Ее взгляд стал совсем колючим. Это был взгляд змеи перед атакой.

— Отдай – попросил Герв, стоящий совсем рядом со мной – Отдай от греха. Это Запад, нельзя здесь свинячить! И так дела не фонтан! Хочешь, чтобы нас совсем в муку смололи?

— Свиток – принц протянул руку и требовательно пошевелил пальцами – Ну же!

Как я успел дернуть его на себя – не знаю. Почуял, наверное, что не просто так Элина тянет с ответом. А, может, просто знал, как она отреагирует, худо-бедно изучив сестрицу своей благоверной.

Ну вот не терпит она, когда ее загоняют в угол. Ни в каком виде не терпит. То ли детские комплексы дают о себе знать, то ли шаткая психика – не знаю. Не потребуй у нее Вайлериус этот документ – разошлись бы мы краями, но он уперся, и вот результат.

Кинжал ударил принца в плечо, заставив вскрикнуть то ли от боли, то ли от удивления. А не вмешайся я – и кранты бы наследнику престола настали.

— Вот же дура! – заорал Герв и опрометью бросился по коридору, прочь от нас – Да и пропади ты пропадом!!!

— Семь бед – один ответ – процедила Элина задорно – Теперь уже все равно!

Добавить комментарий

Войти с помощью: