Шрифт:
С засечками
Без засечек
| Ширина:
| Фон:

«АП-12». Глава 10

Глава десятая

                                                           Новости с полей

— Чего за фигня? – недоуменно пробормотал я, как только покинул виртуальное пространство – Вот не понял!

— Ты сейчас со мной говоришь? – послышался голос Вики – Или с мировым разумом?

— Пожалуй, что с разумом – подумал, ответил я – Ты вряд ли можешь знать, с какого перепуга меня выбросило из игры, пусть перед этим даже аминистрация и принесла мне извинения.

— Такие вещи вдруг не случаются – уверенно заявила Вика – Валяеву позвони. Или Костику. Они точно знают, что к чему.

— А то сам бы до этого не додумался – я, покряхтывая, покинул капсулу – Само собой позвоню. Мне, золотко, это занимаемая должность в обязанности вменяет. Не захочешь — позвонишь.

— Сдается мне, что нечто любопытное происходит – Вика спрыгнула с дивана, на котором она уютно примостилась в компании с книжкой и тарелкой каких-то восточных сладостей, вроде рахат-лукума и всего такого прочего – Не знаю отчего, но вот – пятой точкой чую — тема.

— Растешь, бэби – хлопнул я ее ладонью по упомянутой точке – Это называется «интуиция», и в нашей профессии без нее делать нечего.

— Да, нам в институте тоже про этого рассказывали – кивнула Вика – Мол, без нее ты никогда не найдешь хорошую идею для статьи. Такие вещи надо чуять.

— Без нее ты никогда не поймешь, в какой момент надо делать ноги – назидательно произнес я – Еще до того, как запахнет паленым и тебя придут уничтожать недовольные персонажи твоего нового материала. Статью, если нужно, можно и из пальца высосать, а вот второй головы и запасного комплекта ребер ввек не отыскать. Не водится их в природе. Слушай, а где мой смартфон?

Поразмыслив маленько, первым я набрал Костика. Все-таки он поближе будет к технологическому процессу, чем Валяев. Вот только он, увы, оказался недоступен. Отключил он свой телефон.

Валяев, к моему величайшему удивлению, тоже оказался вне зоны доступа. Такого до сего дня я ни разу не видал. Случалось, что Валяев мне отвечал пьяным, случалось и орал на меня, мол, не ко времени я позвонил, но, чтобы вот так? Нет, такого положительно не бывало раньше.

А, может, в мире чего случилось, пока мы с ребятами гоблинов по подземельям гоняли? Может, здание «Радеона» захватил внешний агрессор? Или начался зомби-апокалипсис, а мы с Викой просто не в курсе? Вот как выйдем сейчас в коридор, как на нас набросится дежурная по этажу!

Шутки-шутками, а мне отчего-то стало не по себе. И тогда я набрал Зимина.

Когда в трубке раздались гудки, мне как-то сразу полегчало. А уж когда после щелчка в ней раздался голос «радеоновского» функционера, так я совсем обрадовался.

— Говори коротко – требовательно произнес тот.

— Фигня выходит – бодро проорал я.

— Никакой фигни, все идет по плану – сухо возразил мне Зимин – Ладно… Приходи в мой кабинет минут через двадцать. Думаю, ты не будешь здесь лишним.

И он повесил трубку.

— Однако, ключ переломлен пополам – пробормотал я, подбрасывая смартфон на ладони.

— Чего? – потрясла головой Вика, внимательно смотрящая на меня.

— Все идет по плану, говорю – объяснил я ей – Никаких сбоев, душа моя. Похоже, произошло то, что и должно было произойти раньше или позже.

— Я так люблю, когда ты говоришь загадками! – с придыханием произнесла Вика, прижимая руки к груди и захлопав глазами – Ты в этот момент так прекрасен, что мне тебя, блин, придушить хочется! Ты можешь сказать по-людски – чего случилось?

Что случилось? Сдается мне, началось то, чего миновать было никак нельзя. И, если я прав, то уже самое позднее сегодня вечером в Файролле начнется новая и веселая жизнь. Нет, старая тоже никуда не денется, и для кучи игроков, в основном тех, кто идет по игре в одиночку, преследуя известные только им самим цели, ничего не изменится.

Но вот для тех, кто рвется к вершинам игровой власти, кто исповедует активную социальную позицию, начинаются новые и очень непростые времена.

Времена больших перемен.

— Расскажу, когда вернусь – пообещал я Вике – Слово даю. Более того – полагаю, что нам с тобой еще и написать про это придется. До нового номера еженедельника, понятное дело, еще четыре дня, но сайт-то никуда не денется, правда? Надо соответствовать, Вика, надо соответствовать. Официальный сайт игры нам не обогнать, но фанатские мы обойти обязаны. Так что вечером, думаю, мы с тобой еще статью будем клепать, на тему произошедшего.

— Скотина ты – мягко сообщила мне моя сожительница – Знаешь, но молчишь. Так нечестно.

И она отправилась обратно в комнату, надо думать, снова читать книжку и поедать пахучие кусочки лукума, вымазанные в приторно-сладкой пудре.

Ну и ладно. Пусть отдыхает. А я пойду работать.

Если честно, то выходным в здании и не пахло. Если в жилом крыле таки царила ранневесенняя сонная воскресная одурь, то есть коридоры были пусты, а консьерж, плюнув на порядок, подремывала за своей тумбочкой, то внизу беготня была еще та.

Сотрудники вбегали в здание с улицы, залепленные мокрым мартовским снегом, и тут же неслись к лифтам, на ходу расстегивая пуховики. Туда же спешили и люди, явно вырванные звонком из внутренних помещений «Радеона» — тренажерного зала, кинотеатра, кафе. Это было видно по их одежде, совершенно не офисной. Кто был в спортивном костюме, кто в легкомысленном платьишке, а кто и вовсе в 3D-очках, забытых снять по запарке.

Все они переговаривались на ходу и выглядели встревоженно. Было заметно, что не все понимают, что, собственно, произошло и почему поднялся такой шум. Впрочем, недовольства я ни у кого на лице не увидел. Да и было бы странно, если бы такое случилось. Стиль работы больших корпораций — это улыбка, не сходящая с лица даже в туалете и постоянная нацеленность на результат. Потому как если сегодня ты дал понять собеседнику, что ты недоволен политикой компании, то завтра тебя уволят после служебной записки этого самого собеседника, в которой будет содержаться информация о том, что ты ставишь свои интересы выше служебных. Здесь никому нельзя говорить, что ты думаешь на самом деле, потому что это гарантированно выйдет тебе боком. Да особо никому это и не интересно. Кроме HRков и службы безопасности, разумеется.

Вот они и не говорят.

Кстати – я тут, пожалуй, единственный сотрудник, кто может себе позволить высказать свои мысли вслух. Мне терять нечего просто. У меня один хрен ничего толком не осталось за душой.

Но все равно делать этого не стану. А зачем? Тем более, что лично я возмущен только одним – нам не дали выпотрошить тушку Смуха Драное Ухо, где могли обнаружиться вполне себе неплохие вещички.

Хотя я все равно их с Костика стрясу. Из принципа. И еще чего-нибудь выпрошу для клана, как компенсацию. Должны быть и у нас маленькие радости. Точнее – у них. Моих сподвижников.

— Надо – значит надо – деловито вещала в заполненном до отказа лифте незнакомая мне девушка, и трогала свои красивые русые волосы, на вид довольно влажные – Я вот голову только вымыла, тут телефон звонит, вызывают. Я сразу и побежала. Что, очень жутко моя голова сейчас выглядит, да?

— Красивая у вас голова – подбодрил я ее, заметив, что остальным до ее проблем нет дела – Исключительно. Говорю вам это, как специалист.

— По головам? – уточнил какой-то молодой человек в спортивном костюме – Специалист, в смысле?

— Ну да – улыбнулся я и потер свой подбородок с двухдневной щетиной, причем так, чтобы черный камень на перстне блеснул в свете тускловатых лифтовых ламп. Не знаю, зачем я, выходя из квартиры, нацепил на палец подарок Старика, но вот, пригодился же он? Просто я сам хамить люблю, есть такой грех, но не люблю, когда хамят мне. Вот такая вот политика двойных стандартов – Желаете проверить? Так айда со мной на двадцать восьмой этаж.

— Благодарю, мне как раз выходить надо – молодой человек одарил меня белозубой улыбкой и выскочил в как раз открывшиеся двери лифта.

Следом за ним кабину покинули почти все, в том числе и девушка с не просохшей после мытья головой. Сдается мне, что им не всем на двенадцатом этаже выходить надо было, но мой перстень и инстинкт самосохранения посоветовали сделать именно так.

Ну и ладно. Быстрее до места доберусь.

В приемной Зимина никакой суеты не было. Там как всегда царили тишина, покой, порядок и привычно ухоженная, не сказать – холеная Елиза Валбетовна.

— Никифоров – как всегда в ее голосе имелись нотки недовольства и не очень мягкой иронии – Ты у нас прямо как Гвидон из сказки поэта Пушкина.

— В смысле – красив, молод и богат?

— В смысле – чуть что, а ты уже мухой здесь – не стала повышать мою самооценку референт Зимина – Примчался и давай жужжать.

— Слова же сказать не успел! – возмутился я – Только робко поздоровался.

— Сначала поздоровался, потом за дверь, а потом корми тебя – быстро выстроила немного унизительную для меня логическую цепочку Елиза Валбетовна – Раньше на моей шее висело два мальчики-бездельника, а теперь их три. Причем если тех двух я знаю еще с той поры, когда им заголяли штаны и отвешивали розог по задницам за постоянные глупые проделки, то ты мне никто.

Что меня всегда восхищало в этой величественной даме – умение резать правду-матку в лицо собеседнику. Так что льстил я себе на предмет уникальности. Эта гражданка еще более независима, чем я. Она вообще образец этого дела, ее можно помещать в палату мер и весов, что квартирует в славном городе Севре, как эталон данного понятия.

Скорее всего, именно поэтому я ее с самого начала и побаивался. Все в этом мире живут по правилам – и герои, и злодеи, и финансисты, и гробовщики, и даже армяне. А если не живут – так играют. Но – тоже по правилам.

И только истинно независимые от всего люди могут себе позволить жить так, как того хочется им, махнув рукой на абсолютно все условности и положения. Причем я сейчас говорю не тех, чье состояние измеряется в огромном количестве нолей. Там нет никакой свободы и независимости, там, наоборот, и того, и другого куда меньше, чем где-либо. Там надо соответствовать везде и во всем.

Нет, речь о тех, кто смог заставить окружающих признать в себе личность, которая имеет право выражать свои мысли так, как того хочется ей. Не для того, чтобы устроить перфоманс или ради пиара, чем часто грешат многочисленные «звезды» всех видов и размеров, не для того, чтобы войти в открытую конфронтацию с общественной моралью ради попытки плюнуть в вечность, не для обоснования своей гражданской позиции, а просто потому что это естественная форма существования данной личности.

Таких людей вообще очень немного. И слава богу. Я от таких всегда старался держаться подальше, поскольку всегда непонятно, чего от них ждать. Они непредсказуемы, и иногда одним своим не укладывающимся в нормальную человеческую логику действием могут похерить все твои планы. Причем сами даже этого не поймут.

И еще они всегда говорят правду. А нормальный человек правду о себе слушать не любит, поскольку она частенько неприглядна и спрятана в самые дальние углы души, так надежно, что фиг раскопаешь. У меня же, после десяти с гаком лет работы в газете, таких углов в душе столько, что места не хватает для всего остального. Так что не надо в ней копаться. Я сам этого не делаю, и не хочу, чтобы в нее другие лезли.

— Так и не претендую ведь – уставился на носки своих нечищеных туфель я, раздумывая, как бы так побыстрее прошмыгнуть в кабинет Зимина – Не хотите – не кормите. В столовой тоже поесть можно. Или дома.

— Дома – фыркнула Елиза Валбетовна – А у тебя есть этот дом? И есть тот, кто тебя накормит в нем? Сильно сомневаюсь.

Дверь, ведущая в приемную, распахнулась и к нам присоединился Валяев, на редкость собранный и сосредоточенный. Да еще и говорящий по телефону! Тому самому, который у него отключен!

Вот как так?

— А, и ты здесь? – оторвавшись на секунду от беседы, которая, между прочим, велась на немецком, окинул он меня взглядом — Das ist gut. То есть – это хорошо. Исключительно кстати. Давай, давай, шевели поршнями, чего застрял?

Он подтолкнул меня в спину, я на всякий случай еще раз улыбнулся Елизе Валбетовне и с облегчение толкнул дверь, ведущую в кабинет.

Там можно было вешать топор. В смысле – накурено там было неимоверно. Пыхал сигарой, зажатой в зубах, нервно ходящий по кабинету Зимин, пускал кольцами дым вроде бы до того особо незамеченный в табакокурении Азов и даже перед Костиком, сидящим за столом и невероятно быстро нажимавшим на кнопки клавиатуры, тлела в пепельнице зажжённая сигарета.

— Вроде как сработало – сообщил Валяеву Зимин и перебросил сигару из одного конца рта в другой – Точнее – воспоследовало.

— Пошла руда! – обрадовался тот и ткнул меня кулаком в плечо – Сигарету дай!

Я протянул ему вынутую из кармана джинсов пачку, а после сам достал оттуда сигарету. Не дело отставать от коллектива.

— Подтягивает – сообщил Костик деловито и протер свои очки – Тридцать семь процентов. Судя по времени, наше тоже тянется. Если бы все катилось по изначально заданной процедуре, то все двигалось бы куда быстрее.

— Эмммм? – я взглянул на Валяева, желая сказать, что неплохо бы всем присутствующим понимать, о чем идет речь.

— Чего? – нервно спросил тот у меня – Вот не люблю я тебя Киф за то, что ты никогда по-людски сказать не можешь, чего тебе надо. Хочешь есть – скажи, что хочешь есть. Хочешь писать – сортир прямо по коридору. Но не «эмкай»! Реально бесит!

— Кстати – да – поддержал его Зимин, в это время подошедший к бару и держащий в руках бутылку «Мартеля» — Никогда у тебя ни одного слова в простоте не бывает. Все как-то с подковыркой, со вторым смыслом. Вроде нормальный человек, а ведешь себя время от времени как не знаю кто.

Я опешил. Вот тебе и раз. Я опять в чем-то виноват.

— А ты слушай, слушай – присоединился к этим двоим Азов – Все правильно говорят. От себя добавлю, что все твои беды от того, что ты советы друзей мимо ушей пропускаешь. Сколько бы проблем не возникло, слушай ты нас во всем!

Костик снова стянул с носа очки, перевел взгляд с монитора на меня, и явно приготовился что-то добавить от себя.

— Нашли крайнего! – не дал ему даже шанса я – Чего вы на меня набросились! Сами загадками говорят, а я виноват!

Костик подумал, подумал, снова напялил очки и уставился в монитор.

— Нагло! – заметил Азов.

— Негодяй – добавил от себя Зимин.

— За то и любим – подытожил Валяев, приобняв меня за плечи – Но если еще раз позволишь себе повысить голос на этом этаже, то я лично утоплю тебя в унитазе.

— Он туда не пролезет – подал голос Костик – Даже по частям.

— Я заморочусь – пообещал Валяев – Если у меня есть цель, я расшибусь, но сделаю то, чего задумал. И прямое тому подтверждение сейчас имеет место быть. Константин, порадуй меня!

— Тридцать девять процентов – немедленно сказал Костик – Нет, даже сорок!

— И никакого сбоя – потряс меня Валяев – Никакой несовместимости! Я утер нос этому поганцу!

— Если бы не твоя упертость, то и утирать нос никому не надо было бы – сообщил ему Зимин – Все случилось бы проще и быстрее.

Я же потихоньку начал понимать, о чем идет речь. Они ставят обновление. Точнее – следят за тем, как оно ставится. И в этом обновлении есть что-то такое, что для них важно. Что-то, что могло поставить дыбом весь процесс.

Звучит как бред, но тем не менее. Хотя, конечно, сама картина того, как, разработчики игры радуются тому, как устанавливается сделанное ими же обновление, немного странновата.

Но это если не знать внутренней кухни.

А «этот поганец», должно быть, покойный Ставрос.

Оп! Кажись, паззл сложился.

— Все просто, друг мой Киф – Зимин еще раз поглядел на «Мартель», вздохнул и убрал бутылку обратно в бар – Как ты уже, наверное, понял, на сервера игры встает обновление. Замечу отдельно – очень большое. Глобальное. Собранное из нескольких пакетов. Мы специально не запускали на установку ряд изменений, берегли для этого случая. Так, фиксили в еженедельной профилактике кое-какие ошибки, но не более. Ждали часа «Х».

— И сорок минут назад он пробил – потер руки Валяев – К добру ли, к худу ли, но твой приятель Странник перестал быть таковым.

Батюшки! Никак они его все-таки выпасли.

— Он теперь Черный Владыка на Черном троне – тем временем продолжал вещать Валяев – Этот красавец выбрался из Холодных пещер прямо посреди Серых Земель вместе со своей свитой, и рванул прямиком к Замку Владык. Причем все обитатели Серых Земель немедленно почуяли сие явление, и присоединились к его воинству. Представляешь? Черной Короны у него на башке еще нет, а вся тамошняя нежить все равно признала этого гаденыша за хозяина. Даже Император Мертвых – и тот пред ним склонился. Сейчас в Костяной дворец может даже самый чахлый клан пройти без проблем. Нет в прибрежных мирастийских землях никого, все вглубь Безлюдных пределов ушли. И скелеты, и стража дворца – все.

— Круто – проникся я – И чего дальше?

— Дальше все просто – Зимин потушил сигару в пепельнице —  Своим новым мечом твой друг лично сразил всех пятерых магических стражей, которые были поставлены Свободными народами после второй войны Скелетов охранять Замок Владык, прошел внутрь, выполнил там все задания, и в, результате, уселся на Черный трон. Все, случилось так, как Кит и сказал. Странник больше не
Странник. Он теперь Черный Владыка. Ну, или Властелин, как тебе больше нравится.

Как-то так я и предполагал. Но вообще Странник крут. Подозреваю, что завалить этих самых магических стражей было сильно непросто, да и внутри замка вряд ли его пустяковые задания ждали.

— И теперь он для нас, как для администрации игры, он стал окончательно недосягаем. Если раньше мы могли хоть как-то его остановить, то теперь все. Он – часть игры. И если его свергать с трона, то только игровым путем. Квест и все такое прочее. По другому его теперь не выпилить из процесса – после этих слов Азов шумно вздохнул, вызвав немедленную реакцию Зимина — Нет, есть вариант с изъятием этого красавца из игры извне, со стороны нашего мира, мол, «игрок не заходит, ничего не поделаешь», но тут, увы, удача тоже не на нашей стороне. Как его только не искали, какие деньги за информацию предлагали людям, которые умеют находить тех, кто нужен – все впустую.

Безопасник снова вздохнул, да еще и руками развел, давая нам понять, что он, к великому сожалению, не всесилен.

— Все это грустно, но… — Зимин лукаво прищурился – Но дальше все пошло так, как и планировалось изначально, пусть и не нами. Как только система поняла, что Черный Трон занят претендентом на мировое господство, она запустила обновление. Она не человек, ничего не забывает. И пусть тот, кто в нее это обновление заложил, давно гниет в земле, команду его она выполнила.

— Вот только с одной поправочкой – Валяев погладил себя по голове – А кто до этого додумался? А? Ну вот – кто?

— Ты – Зимин изобразил аплодисменты, несколько раз хлопнув ладошами – Гений! Фалес Милетский! Протагор! Джордж Беркли!

— Последнее имя не столько комплимент, сколько оскорбление – заметил Валяев – Но – ладно. Я не Киф, я не обидчив.

— Опять мне перепало – пожаловался я Костику – И снова безосновательно.

— Любая эффективно работающая система она в первую очередь что? – пропустил Валяев мои слова мимо ушей – Правильно, построена логично. Ну, иначе она бы не работала. Любая логика, особенно цикличная – предсказуема. А значит – управляема.

— Пятьдесят! – сообщил нам Костик – Дело пошло быстрее, значит программа уже «накатила» основной массив информации, и начала закачивать более мелкие пакеты.

— Так вот – Зимин достал новую сигару – Как ты помнишь, мы не могли позволить себе сломать ядро игры, тогда все бы вернулось, как говорится, к начальным настройкам. Допустить подобное никак нельзя. За это нам сразу бы кое-кто голову отвинтил. И вот тут Никита сказал: «Ломать нельзя. А обмануть?».

— Не-не-не, я сказал другое слово – возразил ему Валяев – Но смысл был тот же.

— Неважно – отмахнулся от него Зимин – Главное не это. Главное, что мы нашли способ обмануть того, кого достать уже не сможем. И ведь обманули!

— Пока не совсем – заметил Азов с диванчика, на котором сидел – Я бы назвал это по-другому. Вы создали ситуацию, которая уравняла шансы.

Я одновременно и понимал, о чем речь идет, и не понимал.

— Что ты глазами хлопаешь, Киф? – ударил меня кулаком в плечо Валяев – Все просто. Этот жук Талицын хотел, чтобы его приятель сел на Черный Трон и добился абсолютного лидерства в игре. И он бы добился его, потому что даже общая мощь всех кланов не смогла переломить ту силу, которую он обретет. Нет-нет, не как отдельный игрок, но как лидер доброй половины НПС. Вся нежить, все нечисть теперь встанет под его ружье.

— И еще куча игроков – добавил Зимин – Из ролеплейщиков, в основном. Не всем по душе служить Свету.

— А мы его обманули – захлопал в ладоши Валяев – И разыграли божественную карту. Точнее, разыгрывал ее ты, а система это съела. Она дала тебе их призвать. Сейчас же на сервера накатывается обновление, в котором боги станут богами. А еще точнее – противовесом новоявленному Владыке Мрака. Они больше не будут смешными «непоймикто». Они станут теми, кем и должно.

— Ну – кивнул я — Так вы мне про это не так давно говорили. Чего здесь такого-то?

— Талицын исключил все возможности противодействия своему плану – радостно заорал Валяев – Задумай мы дать богам силу и власть сразу, по пришествию их в мир – система бы засбоила и выдала кучу критических ошибок. Попробуй мы накатить обновление, возводившее богов в тот статус, который закреплен в каноне, позже – тоже ничего бы не вышло. И потому мы решили ждать того часа, когда Странник возьмет то, что он считает своим по праву. Как только он это сделал, то, как я и говорил, немедленно стартовало обновление, которое ждало данного момента. Оно болталось в системе чуть ли не с весны того года, когда эти паразиты затеяли свои подковерные игры. Мы не могли не удалить его, ни изменить, ни даже узнать, что там, внутри, имеется. Только гадать оставалось.

— Олег был гений, это надо признать – шмыгнул носом Костик – Мне до него еще пахать и пахать. И то не факт, что дотянусь до такого уровня. Есть вещи, которые невозможно достичь даже усердным трудом и саморазвитием.

— Даже врагов следует уважать – признал Зимин – В результате мы поняли – не можешь пресечь – возглавь. И подготовили несколько пакетов обновлений, один из которых касается богов. Понимаешь, система, накатывая глобальные изменения на сервера, захватывает и то, что не относится к основному блоку. Еще раз тестирует уже пофиксенные предыдущими патчами ошибки, проверяет правильность работы команд, вносит мелкие изменения из прилагающихся к глобальному патчу пакетов. Ну, что ты моргаешь? Не понял?

— Кажись понял – кивнул я – То есть сейчас система устанавливает написанный вами патч, после которого боги обретут силу и власть. И система будет считать это нормальным, потому что она сама все это и установила, а Странник получит могущественных противников, с которыми он, возможно, и не сможет справится.

— Верно – Валяев покопался в кармане и протянул мне леденец – Молодец. На конфетку.

— Просто и элегантно – признал я – Вот только мне так и непонятно – а вам зачем непременно этому Страннику мешать? Чем он вам так насолил? Ну, станет он владыкой мира – да и хрен с ним. Быть владыкой – это скучно. Максимум на неделю его хватит, а потом он сам сбежит из игры. Самое скучное, что может быть, это смотреть вниз с самой высокой вершины мира. Дальше лезть некуда, а стало быть жизнь потеряла смысл.

— Надо – коротко ответил Зимин – Не должен он взять верх. И это не обсуждается.

— Заметь, Киф, мы могли сказать тебе те же самые слова, но только в куда более скверной ситуации – добавил Валяев – Представь себе – Странник уже на том берегу Крисны, вокруг него полно сподвижников, а у тебя только твой декоративный клан да пара сомнительных знакомств среди игровых титанов. А время работает против тебя, Киф, неустанно и непреклонно. Потому что пока ты бездействуешь, твой противник набирает все большую мощь.

— Но теперь все будет хорошо – сообщил мне мягко Зимин – Мы, как верно сказал Илья Палыч, дали тебе шанс. Точнее – преподнесли его на блюде. Боги снова обрели свою мощь. Точнее – скоро ее обретут. Сам понимаешь, игра, она, конечно, игра, но правила есть правила. Любой бог силен, когда в него верят. Чем быстрее каждый из них наберет себе паству, тем быстрее он наберет силу. За кем из них пойдет большинство игроков, тот и поднимется выше всех. Сделай так, чтобы тот бог, которые тебе симпатизирует, вскарабкался на небеса быстрее и выше других – и ты обретешь союзника, который сможет много решить в день последней битвы.

— Правда, самого подходящего из этой компании ты уже проворонил – досадливо причмокнул Валяев – Витар был идеален для тебя. Воин же. То есть сила есть, а мозгов нет. Самое то. Но что уж теперь.

— Тиамат – тоже неплохо – примирительно сказал Зимин – Хорошая богиня.

Глядя на Валяева, который все еще морщился, я вдруг задумался о том, что иногда цепь случайностей, какой бы длинной она не была, все-таки является всего лишь чьим-то очень хорошо продуманным планом. Ну да, сложно поверить в то, что все пережитое мной за эти месяцы было кем-то спланировано, но вот эта фраза: «Витар был идеален для тебя» и то, как именно я попал в храм черноволосого божества, а после там увидел, не давала мне покоя.

Но, с другой стороны, планы планами, но поступал-то я всегда только сообразуясь со своими личными интересами и взглядами.

Интересно, а ту безумную гонку по Москве они тоже устроили для меня? И кошмар в подземельях «Радеона», когда я был уверен в том, что мне кранты?

Или это только мое разыгравшееся воображение?

— Восемьдесят процентов – возвестил Костик – Дело идет к концу.

— Почти момент истины – почесал подбородок Валяев – Вы волнуетесь? Я ни капельки.

— По тебе видно – хмыкнул Азов.

— А что за день последней битвы? – задал я вопрос, вертевшийся на языке – Это аллегория?

— С чего бы? – удивился Зимин – Киф, еще раз повторю – игра – это всего лишь игра, но и в ней есть традиции. Как же обойтись без последней битвы Света и Тьмы? Раньше или позже конфронтация Черного Владыки и его противников дойдет до апогея, и встретятся они на поле брани, и в живых останется только кто-то один. Ну, то есть либо он вас, либо вы его.

— И имей в виду – если он вас, то потом сразу мы тебя – без улыбки пообещал мне Валяев.

— Он шутит, Киф – в голосе Зимина, до того мягком, появилась твердость – Конечно шутит. Нервничает просто. Но, согласись, будет неправильно, если вдруг Черный Владыка победит в доброй игре, правда? У нас ведь добрая и светлая игра, приятель. Так что ты расстарайся. И не забывай – твой козырь боги. Стань тем, на кого они смогут опереться, и тогда их сила станет и твоей.

— Ты, Киф, будешь орудием Света – рассмеялся вдруг Валяев – И низвергнешь Тьму в Великое Ничто. Я в тебя верю, старик!

— Хорошо сказано – одобрил Зимин – А самое главное, Киф, помни – победа требует жертв, так было и так будет. До нее остались считанные шаги, так что не останавливайся. И поменьше думай о том, каким именно способом ты ее добудешь. Поверь нам – никто не выясняет постфактум, кем был ранее тот, кто сейчас стоит на пьедестале. Все видят только блеск одержанной победы, а то, насколько грязна и опасна была дорога к ней, не интересует никого. Поменьше сентиментальности, друг мой. Принеси нам главный приз – и ты получишь то, чего хочешь.

Знали бы они, чего я хочу на самом деле…

Хотя – с чего я взял, что они этого не знают?

— Но на нас не рассчитывай – покачал головой Валяев – Мы, как и раньше, в игре ничем тебе помочь не сможем. Все, что могли – сделали, а дальше все только сам.

— Девяносто пять процентов – возвестил Костик – Ух, как ускорилась. Девяносто шесть.

Зимин и Валяев дружно рванули к монитору, и даже Азов встал с дивана. Да и мне, признаться, стало любопытно – получится все или нет. Знаю я эти программы. Установится такая целиком, а под конец сообщит, что в связи с критической ошибкой данный пользователь получит кукиш, а не игру.

Обошлось. Пару минут после достижения стопроцентной готовности на мониторе под надписью: «Идет обработка данных» крутились перекрещенные палочки, а после система сообщила нам:

 

«Установка обновления 065-15-18/2648 на главный сервер завершена.

Программа обновлена до версии 33/224-18

Ошибок не обнаружено.

Несоответствий не обнаружено.

Подробный отчет о произведенных действиях помещен в соответствующую папку

Вы можете переходить к стадии обновления клиентской версии программы»

 

— Взошло – выдохнул Костик – Так, я погнал изучать отчет. Пока его до запятой не вычитаю, «клиент» обновлять не начну.

— Но особо не тяни – попросил его Зимин – Там, с той стороны игроки недовольные сейчас нас грязью обливают.

— Это да – озадачился Костик — Киф, слушай, ты же с этой, новенькой, ну, которая Марину заменила, знаком?

— С Верейской? – уточнил я – Ну да.

— Надо бы ее напрячь на предмет сообщения на сайте – он поправил очки – Ну, что ситуация штатная, волноваться не о чем…

— Не лезь туда, куда не надо – отвесил ему подзатыльник Валяев – А то бы мы без тебя с Кифом не сообразили, что к чему! Уже все написано и даже выложено. И о том, что компенсации всем потерпевшим убыток от этой ситуации будут выплачены, тоже не забыли. Игровые, разумеется. Ну, и подставных на форумах подключили, они сейчас дружно строчат посты о том, что всякое бывает и эта профилактика не нам, а игрокам нужна.

— Мы тоже пострадали – вставил слово я – Мы главгада обобрать не успели!

— И тебе выплатим – отмахнулся от меня Валяев – Пиши письмо по установленной форме и жди возмещения. Сам знаешь – «Радеон» не обманывает.

— Это да – покивал я – Как же, в курсе!

Собственно, на этом все интересное и кончилось. Валяев вскоре усвистел к Костику, очень уж хотел посмотреть на финальную часть своего триумфа. Звал и меня с собой, как зрителя, плюс мотивировал тем, что после будет тестовый запуск новой версии, той, в которой боги уже боги.

Но я отказался. А смысл на это смотреть со стороны, если завтра я все это увижу воочию?

Тем более, что мое утреннее предсказание тоже сбылось. Зимин попросил меня разместить на сайте «Вестника Файролла» сообщение об обновлении, но более детализированное, в отличии от того, которое сделала Верейская. И даже любезно распечатал мне несколько листков, на которых было написано, что именно поменялось.

Собственно, мы с Викой весь конец воскресенья занимались тем, что клепали это самое сообщение. Важно ведь не просто перечислить сухие фразы и цифры, важно сделать так, чтобы людям это все было интересно читать. Попробуйте, изложите весело статистическое сообщение. Трудно. Но – надо.

Не знаю, во сколько запустили игру, не проверял. Но утром на панели капсулы красная лампочка, указывающая на то, что доступ в игру закрыт, уже не горела. Вместо нее привычно светилась зеленая, подтверждающая то, что Файролл меня ждет.

И вы знаете что? Я туда не пошел. Ну, во-первых, потому что я сегодня так и так собирался съездить в редакцию. А во-вторых, поскольку вчерашние мысли о том, что не всякая неожиданность таковой является за ночь никуда не ушли.

Проще говоря – чего-то так тошно на душе было, что хоть волком вой. А лучшее лекарство против такой хандры именно работа. Может, и не самая любимая, зато понятная и привычная.

А если добавить сюда еще и мой восхитительный коллектив, который мы застали поедающим гигантский, но при этом невесть откуда взявшийся торт, то неудивительно, что игра отошла на второй план. По крайней мере, на это утро.

— Шеф, а нас коммерчески подкупили – сообщила мне Таша, отчекрыживая вилкой огромный кусок кондитерского изделия и плюхая его на здоровенную тарелку. Вся ее мордашка была перемазана взбитыми сливками, из чего можно было сделать вывод, что он далеко не первый – И мы дали слабину. Мы позволили себя подкупить.

— Кто и зачем? – полюбопытствовал я у нее – В смысле – кто подкупил и чего этот мздодатель от нас хочет?

Таша потыкала вилкой в сторону Шелестовой, давая понять, что она уже ест, и говорить по этой причине не способна. Да и не желает.

— Просто один мой знакомый попросил написать про него и его клан в разделе новостей – пояснила Шелестова – Они там достижение какое-то взяли. Ну, хочется человеку мирской славы, так почему ее ему не дать? А он нам за это вот, тортину выкатил. Мы ей два дня питаться станем!

Таша хрюкнула, что, по-видимому означало смех. Ну да, с этим нашим маленьким проглотом рассчитывать на столь долгий срок хранения вкусного и сладкого продукта не приходится.

Надо кусок себе отрезать, что ли. А то ведь могу и не попробовать высококалорийную взятку.

— Сначала я не хотела соглашаться – продолжала тем временем вещать Шелестова – А потом согласилась. Просто место в новостной ленте освободилось. Я-то его для одной заметки берегла, но вот, не пригодилось.

— Сейчас, видимо, кто-то из присутствующих должен у тебя спросить: «А что за заметка?» — проницательно подметил Петрович.

— Должен – подтвердила Шелестова – Харитон Юрьевич, не желаете мне задать этот вопрос?

«АП-12». Глава 10: 2 комментария

Добавить комментарий

Войти с помощью: