Шрифт:
С засечками
Без засечек
| Ширина:
| Фон:

«Знаки ночи» Глава четвертая

Глава четвертая

 

— Смолин? – удивленно подала голос Светка – Это кто?

Кто, кто. Я и сам в первую минуту не понял, что происходит. Некому меня сейчас нежно лобызать, и скучать по мне тоже особо некому. Нет у меня ни с кем ничего такого. С Сашкой Вязьминой из операционного отдела нечто лирическое намечалось по весне, но потом это все сошло на «нет». Как ни крути, но служебные романы, пусть даже представителей разных банковских служб, к добру не приводят. Слухи, сплетни, советы, отдел по работе с персоналом… Короче, слишком много «нет» и чрезвычайно мало «да». В общем, переспали мы с ней пару раз, да тем и ограничились.

А уж о той девушке, которая меня сейчас обнимала, я даже и думать в этой связи никак не мог. Хотя бы потому что она с пистолетом не расстается и характер имеет такой, что даже мне, ко всему привычному, не по себе становится. Маринка — и та поспокойней и поуравновешенней будет, чем эта рыжая бестия.

Но не воспользоваться данной ситуацией было бы грешно. Хоть бы даже для того, чтобы умыть Светку.

— Женька! – радостно заорал я, и даже приподнял невысокую и легонькую сотрудницу отдела «15-К» в воздух – Приехала!

— За тобой! – восторженно ответила Мезенцева, сверкнула зелеными глазами, и, лихо поцеловала меня в нос – Я же говорю – соскучилась жуть как! Вот вообще!

Самое забавное – не врет. Точно, за мной приехала. Понадобился я ей зачем-то. И не ей одной, вон, у поворота знакомая до боли машина стоит. Не сомневаюсь, что в ней за рулем сидит еще один мой знакомый, тот самый, до которого я второй день дозвониться не могу.

— Ну, не буду вам мешать – чопорно сообщила Светка – Рада была повидаться, Саша.

— А это знакомая твоя, да? – спросила Мезенцева, тут же подошла к моей бывшей и протянула ей свою ладошку – Привет, я Женя.

— Добрый день, Женя – почему-то помрачнев, потрясла ее руку Светка – Рада знакомству.

— Я тоже – бодро отозвалась Мезенцева и повернулась ко мне – Слууушай, Саш, а тут есть где искупаться? Жара страшная, так хочется к воде – жуть! Да и позагорать было бы неплохо, солнце-то какое! А если еще и «тарзанка» есть, так это вообще отлично будет!

— Есть у нас тут озеро – показал я рукой направо – Можно сходить.

— Съездить – Мезенцева потянулась, да так, что стало ясно – нижнего белья под майкой не было. Пистолета на поясе, я, кстати, тоже не заметил. Точно дождь пойдет, кончится на днях это самое «вёдро». Эта рыжая чертовка – и без «ствола» – Ходить – это долго. Я же на машине. А оттуда в Москву уже поедем. Ты же не против, солнце? Выходные короткие, а у нас с тобой много разных дел накопилось!

Последние слова были сказаны таким игривым тоном, что у стороннего наблюдателя, вроде Светки, не оставалось сомнений, что речь идет о разнообразных плотских утехах. Но мне было предельно ясно, что в данный момент происходит предъявление счета за услуги, оказанные мне с месяц назад ее отделом.

Мезенцева повернулась лицом к Светке, и, как видно решив ее добить, попутно обняла меня за талию, после чего невинно поинтересовалась:

— А, может и вы с нами? Вы ведь с моим Сашей, я так понимаю, друзья с детства? Вообще-то я жуткая собственница, но к дачным подружкам юности ревновать глупо. Где они, и где взрослая жизнь?

— Я его бывшая жена – выдав улыбку, после которой мне стало не по себе, ответила ей Светка – Это немного больше, чем подружка юности.

— А, понятно. – безмятежно ответила Женька – Вы только не обижайтесь, но ключевое слово здесь «бывшая». Все уже в прошлом, потому не смотрите на меня так, как сейчас, хорошо?

— Как «так»? – я заметил, что Светка одной ладонью обхватила другую, это означало только одно – она уже «на взводе».

— Ну… — Мезенцева накрутила одну из своих рыжих прядок на палец – Вам же Сашка был не нужен, верно? Я его у вас не отбила, не увела из-под семейного крова, а честно заполучила, когда он был ничейный. Он, кстати, и не сильно сопротивлялся.

— В последнее охотно верю – заметила моя бывшая – Это на него похоже – плыть по течению.

— Плыть! – страдальчески произнесла Евгения, после погладила меня по щеке, дернула за ухо и несколько раз ткнула кулачком в бок – Хочу-хочу-хочу! Водная стихия – это мое, я по знаку Зодиака «Рыбы». Светлана, так что, вы присоединитесь к нам?

— Воздержусь – сообщила ей Светка, а после добавила – Да и не слишком мне жарко.

После этого она повернулась к нам спиной, и зашагала в сторону своего дома.

— «Спасибо» мне можешь не говорить – с удовлетворением проследив за тем, как Светка захлопнула за собой калитку, сообщила мне Мезенцева – Как мы ее, а? Согласись, я была чертовски органична в роли твоей девушки!

— Ну да – без особого оптимизма признал я.

Вроде бы радоваться надо, многие хотели бы подобную свинью своей бывшей подложить, а мне почему-то невесело. Странное существо человек. Непонятное.

— А ты чего встал? – уперла руки в бока Евгения – Давай-давай, суженый мой ряженый, собирайся. Время к вечеру, а нам в Москву еще ехать. На МКАДе знаешь, какие пробки скоро будут?

— Знаю – вздохнул я – А без меня туда уехать никак нельзя?

— Саша, давай без банальностей – попросила оперативница – Без этих всяких… Ну, ты понял. Все, мы тебя ждем в машине. Десять минут на сборы тебе за глаза хватит.

Ну, десяти минут мне не хватило. Двадцати, ради правды, тоже. Как минимум половину этого времени я потратил на объяснения маме, почему Света даже не зашла к нам в гости, почему я не такой, как все, и почему не могу хоть раз засунуть свой поганый характер в свою же задницу, на пару с языком. Батя попытался встать на мою сторону, но быстро понял, что этот благородный порыв ведет к немалым убыткам, вроде лишения ужина и просмотра «Дачного ТВ» вместо телеканала «Весь футбол», после чего благоразумно убрался с линии огня.

И это ведь мама не видела финальной сцены с участием Мезенцевой. Страшно представить, чем бы все это кончилось, стань она ее свидетелем. Женька никак не подходит под образ «хорошей домашней девочки».

Нет, родители – это хорошо. Но только по телефону и не каждый день. Я вот за это лето что-то к ним зачастил, вследствие чего мама опять начала планомерную осаду на предмет устройства моей будущности. А ведь до того несколько лет жил спокойно, без всей этой родительской заботы.

Странно прозвучит, но вовремя Нифонтов пожаловал. Валить отсюда надо, пока не поздно. А то ведь к вечеру дело может и до лоботомии дойти. Проще говоря – мне все мозги вскипятят.

— Я не при делах – сообщил мне Нифонтов, как только я плюхнулся на заднее сидение его машины – Она сама инициативу проявила. Остановить, извини, не успел.

— В смысле? – устало спросил я, но после понял, о чем идет речь – А, ты о представлении «Моя новая любовь». Ну да, вышло прямо как в сериале каком-то, вроде тех, что по дециметровым каналам крутят.

— Видел бы ты, как она на меня смотрела! – ткнула кулаком в бок Нифонтова Евгения – Слушай, Сашка, или я ничего не понимаю, или там еще чего-то тлеет. У нее в душе, в смысле. Хотя… Все от женщины зависит. Может, и нет у нее ничего к тебе, просто неприятно, что ты хоть кому-то понадобился. Такое тоже бывает. Мне вот на то, что там с моими бывшими, начхать.

— Откуда, интересно, у тебя «бывшие» возьмутся? – хмыкнул Нифонтов, заводя машину.

— Не поняла сейчас? – возмутилась Евгения.

— Чтобы были «бывшие», нужны хоть какие-то «нынешние» — пояснил Николай – А я за два последних года ничего подобного не наблюдал.

Женька уставилась на него, потом на меня, поджала губы, сузила глаза, потом наоборот, широко-широко их раскрыла, набрала в грудь воздуха, выпустила его через рот, сложила руки на груди и демонстративно уставилась в окно, давая нам понять, что мы недостойны общения с ней.

— А как вы узнали, что это моя бывшая? – задал я вопрос, который меня крайне интересовал.

— На фотографии ее видел. Свадебной – не стал скрывать оперативник – Она в твоем деле есть. А Женька как-то сама просекла, у женщин на такое нюх. Как только я это подтвердил, она сразу рванула свое шоу устраивать.

О как. Уже и досье на меня сшили. И даже со свадебной фотографией внутри. Как, кстати, они ее заполучили? У меня самого-то ни одной нет, все у Светки остались. У родителей вроде есть, но вряд ли мама с отделом 15-К делиться ими будет.

— Я ему помочь хотела – не поворачиваясь, сказала Евгения – Как другу! Знала бы, Смолин, что ты такой гад, пальцем бы не шевельнула!

— Чего сразу гад-то? – удивился я – Слова ведь не сказал.

— То-то и оно – обвинительно заявила Мезенцева – А где «Спасибо, Женечка»? Где «Ты актриса от бога»? Где: «Теперь я полностью счастлив?».

— Вы оба здесь, и я в вашей машине – удержаться от сарказма было невозможно – О каком счастье идет речь? Кстати, Николай, я тебе звонил не раз, и не два.

— Телефон сел – ответил Нифонтов, выруливая на Калужское шоссе – И внешний аккумулятор тоже. Кое-кто слишком часто заряжал свой плеер. А еще этот кто-то утащил из бардачка USB-шнурок со словами: «Я до завтра возьму». «Завтра» было в начале лета.

— Ой-ой-ой! – так и не поворачиваясь к нам лицом, отозвалась Мезенцева – Жадина!

— Саш, хочешь совет? – невозмутимо поинтересовался у меня Николай.

— Не откажусь – отозвался я.

Ну, а что, правда не откажусь. Он умный мужик, это я давно понял. Почему бы и не выслушать то, что он хочет мне сказать?

— Не ведись на то, что она тебе строит глазки – без тени улыбки произнес Нифонтов – А она это делает, как и всегда в таких случаях. Проблем не оберешься.

— Я? – наконец-то явила нам свой лик Мезенцева, причем был он возмущенным донельзя – Ему? Вот этому вот…. Вот этому? Глазки? Да накой он мне сдался?

— Ну да, ты прав – признал я и хлопнул Нифонтова по плечу – Проблемы не проблемы, но все-равно как-то неприятно ощущать себя «вот этим вот».

— Да тьфу на вас обоих – сообщила нам Мезенцева и снова уставилась в окно, на этот раз, похоже, уже окончательно.

Я тем временем достал из рюкзака шнур USB и протянул его Нифонтову.

— Раз с этим разобрались, можно и к делу перейти – оперативник поставил телефон заряжаться, а после чуть прибавил скорость, благо дорога, ведущая в столицу нашей Родины, была почти пустая. Вот оттуда – да, жуть что творилось.

— «За» обеими руками – одобрил его слова я – Особенно интересует то, с какой стороны вы меня к своим делам подтягиваете. Я вроде не сотрудник, не внештатник, и бумаг о содействии органам на постоянной основе не подписывал.

— А гражданский долг? – еле заметно усмехнулся Нифонтов – А сознательность? С ними у тебя как?

— Никак – признался я – От слова «совсем». Слышать о таком слышал, но в жизни не встречал. Не довелось.

— Давай зайдем с другой стороны – предложил Николай, дождался моего кивка и продолжил – Вот смотри. Мы все люди, все человеки, верно?

Ну, вероятность увильнуть от помощи моим новым друзьям минимальна, но зубы показать все же стоит. Чтобы совсем уж бесхребетным меня не считали.

— Все – не все… — прищурился я – Иные девушки и не совсем они.

Бамммм! Это мне Евгения щелбан отвесила по лбу. И главное больно так!

— За что? – возмутился я.

— А то ты не понял? – в зеленых глазах плескалась… Нет, не злоба, а скорее – злорадство – За «курица не птица, баба не человек».

— Да ты тут при чем? – изумился я – Речь вообще о совершенно другой гражданке. Той, с которой я недели три назад на Белорусском вокзале познакомился.

— А, понятно – покивал Николай – Так себе ход, если честно. Слабенький. Но продолжай, интересно послушать.

В этот момент я почувствовал себя то ли дураком, то ли маленьким мальчиком, который подумал, что сможет всерьез насвинячить взрослому дяденьке. Елки-палки, мы с этим Нифонтовым почти ровесники. Ну, сколько между нами разницы? Максимум года на два-три он постарше будет. А ощущение у меня иногда такое, что он умудренный жизнью старец, а я несмышленыш, который только-только начал головку держать.

Хотя в каком-то смысле так оно и есть. Много ли я смыслю в том, что для него повседневная реальность? Нет. А он варится в этом супе давно, и, должно быть, повидал много такого, чего мне еще месяц назад даже в страшном сне не приснилось бы.

— Согласен, глупость сказал – помолчав, признал я – Не знаю, чего на меня нашло.

— Это он про Людку что ли? – уточнила у Нифонтова Женя – Тоже мне, секрет. Про них весь отдел знает. И половина подмосковных ведьм тоже, ее в том году за порочную связь с «судным дьяком» чуть деревьями на две части не разорвали. Я еле-еле успела ее спасти.

— Ты? – хмыкнул Нифонтов – Лично, поди?

— Ну, мы – поправилась Женька, услышала язвительное «да что ты» Нифонтова, и добавила – Ладно, ты и Пал Палыч! Но отвязывала Людкины ноги от березы ведь я?

— Это было – признал Николай.

— Слушай, Смолин, а ты мелочный тип, оказывается! – спешно начала переводить разговор в другую сторону Мезенцева — Я-то думала, что ты если не принц, то хотя бы его лошадка, и тут такое разочарование! Фу-фу-фу!!!

— Не надо грязи – попросил я.

Но вообще мне стало немного обидно. Да, я не принц, это так. Но и перегибать палку не стоит.

— Жень, человек просто хотел дать нам понять, что он воду на себе возить не даст – пояснил девушке ее напарник – И палец в рот ему класть не стоит. Так ведь, Саш?

— Именно – не стал скрывать я – Только как-то это криво получилось. Некрасиво.

— Косо, жалко, убогенько – начала загибать пальцы на руке Мезенцева – Не делай так больше, Смолин, а то потеряешь свое золотое место в моем сердце!

— А оно есть? – изумился я.

— Место? Пока да.

— Сердце – уточнил я – В жизни бы не подумал.

— А вот это можно и зачесть – одобрительно заметил Нифонтов – Это уже неплохая шутка. Вон, видишь, она надувается как лягушка? Сейчас орать будет. Значит, это ты ее удачно уколол.

— Тьфу на вас обоих – с достоинством сообщила нам Евгения – И вообще, давай займемся делом, хватит упражняться в остроумии.

— Вот это правильно – поддержал ее я – Хотелось бы узнать, какого лешего вы меня с дачи похитили?

— Если среди твоих знакомых есть ведьмак, который связан с «той стороной», то это грех не использовать в своих интересах – без тени смущения сообщил мне Нифонтов – Точнее – в казенных. Есть работенка по твоему профилю.

— Начинающий ведьмак – уточнил я – Практически свежеиспеченный. И сразу хотелось бы уточнить – вы вот так меня постоянно с собой таскать станете? Если да, то может лучше меня вовсе зачислить в штат вашей… Эээээ… Организации?

— Размечтался – фыркнула Мезенцева – В штат он захотел!

— Это была ирония – любезно поведал ей Нифонтов – Александр так шутит.

— В каждой шутке есть доля правды – тут же сообщил ему я – В данном случае эта доля касается частоты моего участия в делах вашего отдела. Врать не буду, в том случае, если я прав, то перспектива так себе. Не то, чтобы я был против помогать органам правопорядка, но у меня ведь и своя жизнь есть. Работа, опять же.

— Не волнуйся, не будем мы тебя постоянно дергать – успокоил меня оперативник – Просто такая ситуация сложилась. Ну вот нужен нам тот, кто может одну душу разговорить. У нас, конечно, есть свои способы узнать необходимую информацию даже у тех, кто обитает по ту сторону бытия, но в данном случае без тебя не обойтись. А информация нужна позарез. Люди умирают, Саша. Уже четверо на тот свет отправились. Четверо. Это много.

— Ну, раз так – я почесал затылок – Тогда конечно, о чем речь.

Шутки шутками, но не совсем же я урод моральный, правда?

— Вот и славно – одобрительно произнес Николай – Тогда давай я тебе коротенечко все изложу. Неделю назад в Южном порту был убит человек. Не скажу, что в этом есть нечто удивительное, люди гибнут в нашем городе с завидной постоянностью, мегаполис же. Но, согласись, не у каждого вырывают сердце. Не вырезают, а именно вырывают, перед этим разворотив грудную клетку так, что даже меня проняло.

— И меня – добавила Евгения, не поворачиваясь к нам.

— Согласен, не каждый – кивнул я – А что потом?

— Через два дня был убит второй человек, там же и так же – продолжил Нифонтов – Что примечательно – в обоих случаях само сердце обнаружено не было.

— Я предположила, что это резвится гуль – азартно сопя, сказала Женя.

«Гуль». Это что-то из фэнтази. У Говарда я про этих гулей читал вроде, в «Часе дракона». И в «Сверхъестественном» они упоминались. Они то ли оборотни-каннибалы, то ли разновидность вурдалаков.

Надо будет в Википедии посмотреть, как они выглядят. Интересно ведь.

— Ну да, в общем-то похоже на гулей, но только на первый взгляд – помолчав, продолжил Нифонтов – Есть некоторые нестыковки. Гуль сожрал бы не только сердце, но и печень. А еще череп бы жертве вскрыл, чтобы мозгом полакомиться. Но тут-то ничего подобного.

Меня замутило от той простоты и деловитости, с которой он говорил. А еще захотелось выпрыгнуть из машины, пусть даже она мчится полным ходом, и скрыться в жиденькой лесополосе, что мелькала за окном. А после сбежать куда подальше от этих людей.

— Как ты уже понял, двумя смертями дело не закончилось, на сегодняшний день в активе этой твари уже четыре трупа. Последний совсем свеженький, датирован этой ночью – Николай наконец проявил хоть какие-то эмоции и досадливо прихлопнул ладонями по рулю – Самое поганое, что может мы нынче ночью прихватили бы эту тварь, если бы не одно «но». Пока мы бежали в одно место, человека убивали совсем в другом.

— Не поверишь, Саш, нас надул призрак – стягивая волосы в «хвост», сказала Евгения – Сволочь такая!

Я ничего на это не ответил. Я офигевал от услышанного.

— Жень, не беги впереди паровоза – попросил напарницу Нифонтов – Понимаешь, Саша, свидетелей произошедшего не было. Да оно и не удивительно. Южный порт по размеру территории как пять Люксембургов. Или даже больше. Ангары, склады – черт ногу сломит. И потом – люди, которые там работают, вообще не склонны совать нос в чужие дела. Знаешь, это как в Вегасе – что там происходит, то там и остается. В старые времена может и по-другому было, но последние десятилетия даже рьяных общественников перековали.

— Но про покойников-то вы как-то узнали? – возразил я.

— Не путай – осадил меня Нифонтов – Речь не о том, что там всё скрывают, в том числе и преступления. Естественно, при обнаружении мертвого тела была вызвана полиция, следом за ними примчались комитетские и так далее, по процедуре, включая «труповозку». Конечно, подобные места – некие анклавы, со своими многолетними сложившимися внутренними порядками и традициями. Но это же не «Черкизон», в Южном порту работают законопослушные люди, там есть охрана, дирекция и все остальное, что должно быть. Короче – свидетелей убийств не было. Кроме одного.

— Того самого призрака, который вас надул? – резонно предположил я.

— Именно – вздохнул Николай – Его присутствие уловила Виктория, одна из наших сотрудниц. Вообще-то она у нас больше по заклинаниям, но и в других областях кое-что смыслит. Мало того – она умудрилась даже его разговорить, и он вроде как пошел на контакт, вызвался помочь. Но вот только в результате закончилось это печально.

— Проще говоря – он нас поимел – просто и безапелляционно сообщила Мезенцева – В переносном смысле, конечно, но при этом крайне жестко.

— Мы могли бы справиться с ним сами – продолжил Николай – У нас есть способы и заставить его говорить, и просто уничтожить, но это потребует времени. И, не стану скрывать, ресурсов. Чтобы его поймать, а после выжать из него правду, Вике придется рисовать крайне сложный каббалистический круг с символами и использовать заклинания, которые изначально противны человеческой сущности. И это при том, что она еще до конца не отошла от предыдущей беседы с этим красавцем. Просто призрак там старый, а потому сильный. Из тех, что не развоплощаются с годами, а наоборот матереют.

Это да, это встречается. В большинстве своем неупокоенные души со временем превращаются в безликие тени, вроде тех, что я вчера отпускал на волю. Но бывают и такие, которые напротив, как бы обретают вторую жизнь. Загробную. Как и в первом случае, в них от изначальной личности остается не так уж много, но зато выковывается новая, вбирающая в себя при этом все те скверные качества, которые были свойственны покойному при жизни. Собственно, все злобные приведения из фильмов ужасов и сериалов на мистическую тематику списаны как раз с таких сущностей. Мне про них лесовик из Лозовки много рассказывал. У него один такой призрак почти век в осиновой роще обретался, клад охранял, и попутно свинячил всем, кто попадал в зону его внимания. И так он лесному хозяину за это время надоел, что тот в результате навел на этот клад какого-то мимохожего колдуна, который зловредного призрака и изничтожил.

Но если это похоже на правду, то в остальном услышанном мной как-то очень много неувязок. Чересчур. Не думаю, что так уж сложно нарисовать этот самый круг с символами. Да и кое-что другое меня смущает.

— Слушай, чего-то не понимаю – помотал я головой – Как-то непонятно выходит. Ты же тоже можешь видеть умерших? Помнишь, на кладбище, когда мы к тамошнему Хозяину ходили? Ты черта, что у нас проводником был, зрел не хуже меня. И общался с ним. Даже сделку тогда заключил!

— Так он был не против того, чтобы я его видел – пояснил Нифонтов – Вспомни – он вообще сам этого хотел. И потом – это кладбище. Там действуют другие законы не-жизни, за соблюдением которых внимательно следит Хозяин. А здесь – город. Это, брат, совсем другая сказка. Тут все по-взрослому.

Отмазка, признаемся, сомнительная, но при этом звучит формально допустимо. Интересно, вот зачем ему все это? Явно ведь дело не только в пресечении преступления, хотя, само собой, это имеет место быть? Может, не хочет своих коллег подставлять? Или хочет на меня еще разок поглядеть в экстремальной ситуации? Не знаю, что из этого верно.

Но вписываться придется. И должок, повторюсь, за мной, да и полезен этот Нифонтов мне в будущем может быть. Мало ли как оно повернется?

И, если уж совсем честно, у меня внутри появился некий азарт, до того мне совершенно несвойственный. Я, как и всякий порядочный клерк, давно усвоил простую истину: «Не суйся в мутные темы, если не хочешь найти на свою задницу проблемы. Ну, или делай это за большие деньги, заранее оформив «шенген». Больших денег мне никто никогда не предлагал, а потому я никогда не лез в дела, от которых пахло риском, нестабильностью и возможными проблемами.

Здесь три этих запаха сплелись в один мощный аромат, причем самого главного компонента, который мог бы подвести под это предприятие хоть какое-то логичное обоснование, здесь не было. Проще говоря, я нарушал все правила, по которым жил последние годы.

И мне отчего-то это даже нравилось. Может, дело в том, что это все было настолько не похоже на то, как я жил раньше?

— А от меня-то что требуется? – задал вполне резонный вопрос я.

— Эй, приятель, кто-нибудь дома есть? – перегнувшись через сидение, постучала мне по лбу Мезенцева – Нам надо, чтобы ты вытряс из тамошней нежити все подробности произошедшего. И я говорю не о том, кем он был до смерти и прочих пикантных подробностях его бытия, а о том, что он видел за последнюю неделю. Уверена, этот поганец все знает.

— Редкий случай – заметил Нифонтов, сворачивая на развязку, ведущую на МКАД – Нечасто в том потоке сознания, который, как правило, льется из моей напарницы, проскальзывает хоть что-то рациональное. В принципе, все верно. Что знает по этому делу он, должны знать мы.

— И как вы себе это представляете? – совсем уж опешил я – Мне что, брать призрак за грудки и трясти, пока он не выложит все правду?

— Понятия не имею – как-то даже весело ответил мне Нифонтов – Кто из нас ведьмак – ты или я? Может так, может, как-то по-другому. Главное – результат. Надо это дело пресекать и срочно. Четыре одинаковые смерти – это почти «серия», скоро в Южном порту будет не протолкнуться от наших коллег, и, что хуже, от журналистов. Работать будет положительно невозможно, потому все надо закончить быстро, лучше всего — сегодня. Плюс еще один нюанс — кто бы это ни был, действует он нагло, не сказать – бездумно, а значит останавливаться и не подумает. И если следующей жертвой станет журналюга или кто-то из наших, вой поднимется до небес.

— Ровнину еще после третьей смерти кто-то звонил «сверху» — добавила Евгения – Он очки после этого разговора постоянно с носа снимал, и усердно тер тряпочкой. Те уже блестят, как у кота шарундулы, а он все трет и трет.

— Вот – назидательно произнес Нифонтов – Значит – плохо дело. Значит, присели ему на мозг неслабо.

Ровнин. Это их начальник, я помню эту фамилию, ее тогда на кладбище тамошний служитель упоминал.

— В общем – думай – посоветовал мне Нифонтов – Или покемарь маленько. Время есть, нам стоять теперь – не перестоять.

Это да. Мы влипли в пробку на МКАДе, которая, как известно, не имеет ни начала, ни конца. Потому что эта дорога кольцевая.

Кстати, мне мой родитель рассказывал, что в бытность свою юношей, то есть каких-то три десятка лет назад, он частенько шастал из родного Теплого Стана в сопредельный Мосрентген, который славился красотой проживавших там девушек. Так вот он пересекал МКАД туда-обратно, даже не вертя головой по сторонам. Тогда по нему проезжали три машины в час, не более. И никаких тебе «отбойников», надземных переходов и всего прочего.

Благословенные времена.

Самое забавное было в том, что, поразмышляв над причудами недалекого прошлого, я и в самом деле уснул. Физический труд на воздухе и неслабые эмоциональные всплески сделали свое дело.

Когда я проснулся, МКАДа за окном машины уже не было. Зато наличествовали сумерки, а также какие-то ангары, краны и прочая экзотика, которую в мегаполисе можно увидеть не всегда и не везде.

Судя по всему, мы прибыли в Южный порт.

 

«Знаки ночи» Глава четвертая: 1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: