Шрифт:
С засечками
Без засечек
| Ширина:
| Фон:

15.09.2016

Раздел «Веяния времени»

«Картошка» (окончание)

Так вот – о курсантах и дискотеках

Штука в том, что нам (пяти парням, живущим в корпусе с 80 девушками) крупно повезло. Уберите понимающие улыбки – я не о том. Нет, и о том тоже, да в этом смысле нам конечно же тоже повезло, но сейчас речь о другом.

Рядом с нами, на территории соседнего лагеря обитали сорок курсантов из летного училища, присланные с теми же уборочно-овощными целями, что и мы – и это была наша большая удача.

Казалось бы – бред – но это как посмотреть.

Эти славные будущие воздушные волки буквально спасли наши перманентно пьяненькие тушки. Штука в том, что в первый же день к нашим корпусам наведалось несколько местных пацанчиков, на разведку, узнать кого в этот год прислали убирать урожай на колхозные поля?

Увидев почти сотню московских девочек, они очень обрадовались, похлопали себя по животам резинками «треников», вытянутых на коленях, сразу наметили для себя цели на ближайшие пару дней и убежали сообщать остальным, что половая жизнь в их совхозе в ближайшие три недели будет ох какая активная.

А перед уходом окинули нас пятерых плотоядными взглядами, которые нам очень не понравились.

Надо заметить, что для пущей безопасности нам был придан милиционер из местных, он как бы курировал правопорядок на территории лагеря. И вот именно он-то и сказал нам после ухода местных, поправляя фуражку:

— П…ц вам, парни. Вот прямо этим вечером п..ц вам и наступит. Даже если впрягаться за своих б…й не станете, они вас один х.. отму…ют. Для порядку.

Сообщив нам эту радостную информацию, он куда-то ушел, и в следующий раз возник только через три недели, в день нашего отъезда.

Врать не стану – мы приуныли. Это в вестерне шериф один выходит против банды, но то – Техас, там у них все что угодно может быть. А тут все хуже, это Серпуховской район, Россия.

Спасение пришло само и неожиданно, он приняло вид двух русоголовых крепышей в гимнастерках и галифе. Почем не в камуфляже? Камуфляж тогда носили только спецподразделения, другое время было.

Они похлопали глазами, глядя на бегающие туда-сюда стайки девушек, которые за каким-то женским хреном выбивали подушки и трясли матрасы, сглотнули слюну, подсели к нам (мы сидели на лавочке, размышляя о том, как все плохо, даже Алексей Анатольевич пригорюнился) и спросили:

— Ваши?

— Наши – подтвердил Павлик – Пока. До вечера.

Летуны представились, потрясли нам конечности, угостили сигаретами, объяснили, что вон там, за теми корпусами их еще сорок душ живет, и начали задавать вопросы, вроде «надолго ли приехали» и «сколько тут девушек всего»? И заодно спросили, почему барышни наши «пока» и только «до вечера».

Выслушав наш рассказ, они похмыкали, сказали «все будет нормально» и тоже куда-то ушли, прямо как участковый.

Как воздушные волки отбуцкали местных я сам не видел, но рассказы об этом от одной из девушек, которую за каким-то лешим понесло к лагерным воротам, слышал. Ради правды, у селян шансов особо не было, они же шли покорять и властвовать, а тут – сорок курсантов, и у каждого ремень с массивной пряжкой. Странно, что не убили никого.

И с тех пор мы жили как у Христа за пазухой. Местные в лагерь больше не совались, курсантам делить с нами было нечего, более того – мы были им полезны, как источник передачи записок и прочей ерунды. Они «за уважуху» нас даже вывели на ту бабусю, которая первачом торговала, в качестве «спасибо». Старушка опасалась властей и новых клиентов принимала только по рекомендации.

А еще они уже на следующий же день в столовой организовали дискотеку, поскольку в ритме танца ловить трепетные девичьи тела куда проще, чем так, на дорожках лагеря. Ее мы тоже охотно посещали.

И самое главное – они уезжали позже нас, это было важно. Смойся они раньше – и не миновать бы нам расправы местных.

Вот так весело мы жили на «картошке». Увы, но нынешнее поколение студентов лишено этой радости. А жаль!

Добавить комментарий

Войти с помощью: