Шрифт:
С засечками
Без засечек
| Ширина:
| Фон:

11.09.2016

Раздел «Веяния времени»

«Картошка»

Давно ничего не писал сюда, в блог, просто не было времени. Небольшие личные проблемы, то, се, опять же – заканчивал «Гробницы пяти магов», что тоже непросто.

Сейчас вроде развиднелось, потому можно вернуться и к постам о былом и насущном.

Третьего дня общался с одним старым приятелем, поговорили о том, о сем, обсудили 1 сентября (у меня сын – первый раз в первый класс, у него в первый раз на первый курс)), потом «Кваzи» Лукъяненко, потом перспективы того, что ремейк «Великолепной семерки» окажется хотя бы сколько приличным фильмом, а после он с печалью мне сказал:

— А на «картошку» их теперь не отправляют. Думал хоть несколько недель от своего обалдуя и его музыки отдохнуть.

Вот такие дела. Не знаю, как в других городах, но в московских ВУЗах, похоже, такое великое и могучее понятие как «картошка» ушло в прошлое. А жаль. Это же был целый пласт начала студенческой жизни.

Ну да, время – великая штука, оно стерло из памяти некоторые неудобства, связанные с поездками в подшефные колхозы, и пласты глины весом в несколько кило, которые налипали на сапоги сразу же, как ты делал первые шаги по полю, и кучу других мелочей, но ведь и хорошего сколько было!

В первую очередь – ты знакомился со своими одногруппниками не в аудиториях, а практически в военно-полевых условиях, и сразу было понятно кто есть кто. В городе многие мелочи не видны, а вот в поле – там все сразу распознать можно.

Мне повезло, я успел это застать.

На дворе стоял развеселый 1990 год, когда страна еще вроде двигалась к коммунизму, но уже не так уверенно, как скажем пять-десять лет назад. Ее уже неслабо колбасило, повсеместно вводили талоны на все, от табака до круп, народ не слишком понимал, что происходит и опасливо глядел в телевизор, где разворачивалась политическая вакханалия.

Вот тогда-то я, первокурсник педагогического, прости Господи, колледжа №4 и отправился в компании своих будущих однокорытников в совхоз «Большевик», что в Серпуховском районе Московской области.

Сразу поясню – сначала я получил это образование, а уже потом, поняв, что педагогика не мое, закончил юрфак. Что так вышло – не жалею ни капли. Первое образование было веселое, второе – полезное.

Так вот – отправились мы помогать собирать урожай, где и испытали все прелести, которые только могут выпасть на долю студентов в подобных декорациях.

Жили мы в пионерском лагере, как это обычно и бывает. Как назло, с погодой нам не повезло, и за все восемнадцать дней солнце мы видели раза два или три. Соответственно, было холодно, а корпуса были предназначены для летнего проживания, потому к утру у девочек, которые и составляли 96% десанта на поля зуб на зуб не попадал.

А, я же не сказал. Поскольку я учился в педагогическом, то на 80 представительниц слабого пола нас было всего пятеро. Что? Завидно? Так отож!

Так вот – им было холодно. Нам – нет. Мы пили.

Еще нам не повезло с харчами. Сильно не повезло. Кормили в столовой так, что Алексей Анатольевич (он был самый старший из нас, ему было уже 25 лет, что для 16-тилених мальчишек возраст почти пенсионный) выкушав ложечку супа, сообщил нам:

— В армии-то лучше кормили.

Кстати – этот момент я потом беззастенчиво украл и вставил в первый том 11 книги «АП».

Самое обидное было в том, что убирали мы не картошку, которой без проблем можно было бы подкормиться, а кормовую свеклу, морковь, редьку и капусту. Вещи, в принципе съедобные, но совершенно не питательные. Нет, мы их ели, морковь и капусту, закусывать-то чем-то было надо, но, если честно, я думал, что к отъезду с полей у меня уши вытянутся вверх, а передние зубы – отрастут вниз.

Но и это можно было пережить. Мы – пили.

Тем более, что вскоре Светка Волошина, моя приятельница, прибилась к столовой и время от времени нас подкармливала.

Хотя жрать все равно хотелось все время. Не поверите – как-то в чьем-то рюкзаке обнаружилась невесть как уцелевшая банка китайской тушенки. Кто не знает – это не говяжий, а свиной тушняк, в котором мяса почти нет, и он состоит почти целиком из желтого, отвратно выглядящего и пахнущего свиного жира. Если его в горячий картофан там определить, или в гречку – то еще ничего, а так… Пишу – аж к горлу подступает. Бэ!

«Бэ», не «бэ» — сожрали. За милую душу! И хоть бы хны.

А еще я там попробовал консервированных снетков. Это рыба такая, я про нее до того не слышал, и после того – тоже. Мелкие такие рыбки, невкусные, но сытные.

В общем – ели все, что только можно было съесть.

А еще как-то вообще забавное вышло – нас утром вообще не накормили, вместо завтрака поставили только…

Ладно, эту историю завтра дорасскажу.

Фотография взята из открытого источника. Вот как-то так оно и выглядело, на самом деле.

Добавить комментарий

Войти с помощью: