Шрифт:
С засечками
Без засечек
| Ширина:
| Фон:

Марк Захаров

11.01.2018

Марк Захаров

Вчера написал о «Том самом Мюнхгаузене», а сегодня подумалось – собственно, почему у меня до сих пор нет поста о Марке Захарове? И это при том, что лично я считаю его лучшим режиссером современности (да простят меня многочисленные плодовитые товарищи).

Причем как театральным, так и кинорежиссером. И там, и там Захаров добился совершенно заслуженного успеха. Каждый его спектакль становился явлением, на который ломились толпы зрителей. И не только на премьеру.

В 1967 году на «Доходное место», его дебютный спектакль в качестве режиссера театра Сатиры, было не попасть. Заметим – 1967 год. Время безраздельного царствования «Таганки» с Любимовым и его жадными до ролей и перфоманса актеров, и ефремовского «Современника», переживающего свой «золотой век».  А здесь – камерный, по сути, театр, начинающий режиссер, которого толком никто не знал, и такие же молодые актеры, у которых за плечами только «Щука» да пяток ролей в кино – Андрей Миронов и да Татьяна Егорова.

И – оглушительный успех. Публика сносит двери, а Фурцева, глянув на это дело, закрывает спектакль. Слишком уж резко это звучало для 1967 года. Кабы лет на шесть пораньше – тогда да. А тут…

Собственно, все остальное, что Марк Анатольевич поставил в «Сатире», тоже вошло в классику этого театра. А «Проснись и пой» до сих пор частенько показывают по ТВ, хотя спектаклю этому скоро как полвека.

Ну, а после Захаров возглавляет театр им. Ленинского Комсомола, который находится в полуразобранном состоянии и пребывает на задворках театральной Москвы, находясь где-то между театральными любительскими студиями и выпускными спектаклями студентов-актеров. Да, так и было на самом деле. Но это пока не пришел Захаров.

Очень скоро этот театр в Москве начинают называть «Ленком», а билеты в него становятся конвертируемой валютой. То есть их начинают дарить в конвертах завмагам и стоматологам, наравне с билетами на закрытые показы иностранных фильмов или билетами на концерт Высоцкого.

Из ничего, из того, что было, Захаров построил Театр. С лучшим репертуаром, с мощнейшим актерским составом, в котором каждый – звезда. Збруев, Шанина, Броневой, Пельтцер – там очень длинный список.

Каждый спектакль – как бомба. Сначала – «Тиль» с молодыми еще совсем Караченцовым и Чуриковой. Потом «Парень из нашего города», в котором Захаров зажег одну из самых ярких звезд нашей сцены и экрана — Александра Абдулова. А дальше – понеслась – «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты», «Вор», «Жестокие игры». И в 1981 – «Юнона и Авось».

Ну, про «Юнону» надо отдельный пост писать, тут двумя словами не отделаешься.

И так дело обстоит до сих пор! Ленком – это Ленком, думаю, никому ничего объяснять не надо.

А еще есть кино. Очень любимое народом кино, которое он знает наизусть.

Самое забавно, что в активе Марка Анатольевича всего-то семь фильмов. Это очень немного. Но зато как минимум пять из них, на мой взгляд таковы, что иным с двадцатью такого успеха не добиться.

Два из семи – это «Стоянка поезда две минуты» и «Дом, который построил Свифт». Вот как-то недопонял я их, особенно «Дом». Нет, там есть все, что я ценю в Захарове – актерская игра, полуирония, немного абсурда, немного гротеска, Горин, наконец. Но – не доходит до сердца. Может, дело в том, что я никогда не любил Свифта? Ни когда был ребенком, ни став взрослым дядькой? Не понимаю я его силлогизмов, не воспринимаю этот камерный интеллектуальный юмор.

Зато пять других! Я их просто перечислю и все, что-то он их рассказывать нет смысла, вы все их видели. А если нет – беда.

«Формула любви», «Тот самый Мюнгхаузен», «Двенадцать стульев», «Убить дракона», «Обыкновенное чудо».

Ну, и о чем тут писать? Это золотой фонд нашего кино, разобранный на цитаты.

Скажу только, что «Обыкновенное чудо» экранизировалось два раза. Первый раз еще в 1964 году, по сценарию самого Шварца. Причем ставил ее не абы кто, а великий Эраст Гарин, в ролях были Видов, Консовский, Вестник. Но кто сейчас помнит эту, без сомнения, прекрасную экранизацию? Почти никто. Потому что «Обыкновенное чудо» — оно одно. С музыкой Гладкова, с Леоновым, Абдуловым и Симоновой, то самое, предновогоднее. Захаровское.

А еще Марк Захаров – он сценарист. Все видели «Звезду пленительного счастья», «Землю Санникова» и «Узник замка Иф», но мало кто знает, что именно он писал к ним сценарии.

И уж совсем почти никто не в курсе, что именно Марк Захаров автор писем «незабвенной Катерине Матвеевне», тех, что красноармеец Сухов пишет своей супруге, шагая по пескам.

И только как киноактер он совсем почти не состоялся. «Почти» — это потому что в одном фильме он все-таки снялся. В эпизоде. Правда, почти случайно.

Дело было в том, что Миронов, Захаров и Ширвиндт – они друзья. И вот как-то Ширвиндт уехал в Харьков, на съемки в ленте «Умеете ли вы жить?». Он отправился туда на поезде, как всегда невозмутимый и дружелюбный.

Что делают Миронов и Захаров? Решают разыграть Александра Анатольевича, и летят в Харьков на самолете и встречают его на съемочной площадке.

Отдельно стоит заметить, что Ширвиндту и в этом случае не изменило его хладнокровие, что немало огорчило шутников.

Зато они снялись в эпизоде данного фильма, который и стал единственным в биографии Захарова.

Марк Захаров

А секундный момент с участием Миронова потом выносили на афиши кинотеатров,  позже, в наше время и на обложки дисков. Потому как – Миронов.

Про Марка Анатольевича еще много чего рассказать можно. Но лучше будет, если вы просто посмотрите его работы. Или прочтете книги, у него их несколько. Поверьте, это сделать стоит.

Добавить комментарий

Войти с помощью: