Шрифт:
С засечками
Без засечек
| Ширина:
| Фон:

«Акула пера в мире Файролла-11. Снисхождение» Глава 19 (от 08.07.2016)

                                 Глава девятнадцатая

            в которой герой убеждается в том, все имеет свои пределы

 

— Я против – мое мнение по данному вопросу за последние несколько месяцев не поменялось.

— И я против. Зачем нам твой труп? Нас за него ругать будут – поддержал меня Азов – И вон, Ватутин тоже вряд ли выступает «за».

— Натурально – подтвердил Стас – Я – против. Ромео, а ты как?

— Воздержусь – неожиданно сказал тот – Мне за него пока сумму целиком не перечислили, только аванс. Да я против этого дрища ничего лично и не имею, если говорить честно. Я вообще-то человек широких взглядов, я против людей на самом деле ничего не имею. Просто он – моя работа. Кто-то свеклу выращивает, кто-то оладьи печет, а я вот…

— Стоп-стоп – остановил я его – Если бы мне платили по рублю за каждый раз, когда я выслушиваю подобные речи, я бы давно себе мотороллер уже на эти деньги купил.

— Можно подумать, что твоя последняя фраза сильно оригинальна! – по-моему, обиделся Ромео – Такой же киношный штамп.

— А зачем тебе мотороллер? – Азов потер подбородок.

— Забыли – я помахал руками практически в стиле «Vogue» — Илья Палыч, я уже привык жить в состоянии «на грани», но сейчас вы меня совсем испугали. А когда я боюсь, то у меня  сразу возникает много вопросов.

— Задавай – разрешил мне Азов.

— Первый – я показал ему указательный палец – Вот вы этого красавца уже не первый день мытарите, так?

— Есть такое – признал Азов.

— Стало быть к малоутешительному выводу относительно моей судьбинушки пришли не вчера – я развивал свою мысль дальше – И тем не менее — сняли охрану со здания редакции, открыв туда доступ всем желающим прострелить мне голову. Вопрос!

Я снова пошевелил пальцем

— С какого ляда это было сделано? – понятливо продолжил мою мысль Азов.

— Бинго – хлопнул в ладоши я.

— В самом деле – нелогично – поддержал меня Ромео – Молодой человек, а вы не рассматривали возможность того, что он играет не на вашей стороне? А что? Скажем – дали ему денежку и сказали: «Охрану сними и обеспеченная старость у тебя в кармане». Такое часто бывает, поверьте профессионалу. Я и сам такие штуки проворачивал, через подставных лиц, правда.

— Надо давно тебя позвать было – заметил Азов, одобрительно глянув на меня – Вон он при тебе каким разговорчивым стал.

Отвечать я ему не стал, вместо этого задумчиво на него посмотрел. Самое забавное, что Ромео, по сути, был прав.

Мне некогда Азова аттестовали как суперпрофи, но я за все это время ничего подобного ведь ни разу так и не увидел. Я до сих пор жив – это верно, но его заслуг в этом особо нет. На поприще моего спасения отметились все и всё – случайности, совпадения, посторонние люди, даже я сам – но только не тот, кто должен был это делать, то есть — он. Даже хваленые часы, про которые мне весь мозг Азов просверлил – и те меня подвели в результате.

Один раз – случайность, два – совпадения, три – закономерность. А их ведь было поболе, этих оплошностей, осечек и провалов. Куда не ткни – пробоина, прореха или просто дыра.

Эк меня на синонимы пробило. Это нервное. И еще – чебуреков захотелось, тоже верный признак того, что я в душевном раздрае.

Собственно, в заслуги Азову можно было занести только покойного Алексея, не имеющий ко мне отношения трюк с Стариком, когда он лихо сберег свою шею да вот, захват Ромео. И то еще неизвестно, кто тут сработал. Может, родственник Зимина по имени Эдвард? Он хоть мне и не нравился, но при этом и правда знал, как делать свое дело.

— Неприятно ты как-то молчишь – Азов потряс меня за плечо – Киф? Ты заснул что ли? Стоя, как боевая лошадь?

— Не сплю, не сплю – ответил ему я – Бодрствую.

— Вот так и теряют друзей – сообщил Ватутину Азов – Какой-то пустозвон напраслину возвел – и все хорошее, что было между людьми, сразу же забыто. А ведь этот Ромео убить тебя хотел. Киф, ты это не забыл?

— Да вы что такое говорите? – по возможности широко распахнув глаза, я уставился на безопасника – Неужто я его послушаю?

— А как же! – довольно крякнул Ромео – Уже послушал. Нет, парень, в покер тебе играть садиться нельзя, у тебя все на лице написано. Кстати – это уже второй мой тебе хороший совет за последние пять минут. Не забудь добра, которое я тебе сделал.

— Не забуду – отозвался я – Обещаю. Даже больше скажу – сразу же добро добром и верну. Стас.

— Да? – отозвался Ватутин.

— Мне почему-то кажется, что его именно ты будешь убивать – проникновенно обратился я к нему – Личная просьба. Если не сложно – ты, когда его исполнять будешь, выстрели ему в голову. Ну, так, чтобы он сразу умер, чтобы не мучался. Чего его мытарить?

— Сейчас прямо заплачу – Ромео пошмыгал носом – Ох, и душевный ты человек, Харитон Никифоров.

— Сызмальства такой – в моем голосе было достаточно достоинства.

Азов расхохотался.

— Вы знаете, если бы Брехт был жив, то непременно про нас написал бы пьесу – внезапно заявил он – И назвал бы «Сплошь негодяи в доме». Нет, в «Трехгрошевой опере» у него тоже не было ни одного положительного героя, но мы это бессмертное творение заткнули за пояс.

— Было уже такое название – расстроил я его – И потом – не такие уж мы и негодяи.

— Да-да – поддержал меня Ромео – И нечего разговор переводить на другие темы. Что, верный пес? Сдал ты этого бедолагу Кифа, сдал, я-то знаю, что это так! Я бы даже сказал – отдал на заклание!

— Нет, положительно, надо почаще приводить Кифа на мой этаж – радостно сообщил Ватутину Азов – Какой благотворный эффект, а!

Как он нанес удар Ромео, я даже не заметил, это было молниеносное смазанное движение. Вот убийца скалится – и вот он уже выплевывает осколки зубов на пол и харкает кровью.

— Так нельзя же? – вытаращил глаза я – Ну, портить его фасад. Старик не поймет!

Впрочем – оно и к лучшему. А если получится – я еще и своих умозаключений добавлю. Если и не Старику — т– Зимину точно. Или нет. Лучше даже Валяеву, у них давняя с Азовым любовь.

— Если очень хочется – то можно даже то, чего нельзя – заметил Азов – Вот тебе говорили – нельзя никого к себе приближать из сотрудников «Радеона», да? Ну, кроме узкого круга лиц, допущенных к информации о тебе. И что, ты меня послушал?

— Чего-то не помню я такого запрета – буркнул я.

— Было-было – Азов изобразил ногами нечто вроде чечетки – Ты просто забыл. И нарушил этот мой запрет. Кто свел дружбу с некоей Анжеликой Колокольниковой, сотрудницей гостиничного крыла? Ладно бы – амурную, на то этот персонал и существует. Но – нет, ты пообещал ей карьерную поддержку за определенные услуги, то есть, по факту, присвоил ей ранг доверенного лица. А это – очень самонадеянный шаг.

Я молчал – сказать в ответ мне было нечего. Запрета я такого не помнил, но это было и не столь важно – мое слово против его ни при каких условиях не плясало.

— И что мне теперь с этой Ликой делать? – продолжал препарировать меня Азов – По-хорошему – надо бы ее привести на этот этаж, да поговорить с ней как следует, — а не засланная ли она к нам? Так сказать – не агент ли она влияния? Опять же – ты мне толкуешь про то, что я тебе не охраняю. Милый мой Киф, охрана – это не только хватание за пистолет и палец, приставленный к микрофону в ухе. Охрана – это отсечение потенциальных опасностей. Где у тебя животик тогда заболел? В загородном доме, одной из владелиц которого является некая Елена Шелестова, по стечению обстоятельств являющаяся лицом, имеющим постоянный прямой доступ к тебе. И по-хорошему, по правильному, мне надо было бы ее с пристрастием допросить. Ну да, сюда её не привезешь, но вот в казенный дом – запросто, благо формальный повод для этого всегда найти можно. Да не в какой-нибудь третьеразрядный казенный дом, а в тот, что стоит на Мясницкой, в самом её начале. И даже папа ее помочь ей не смог бы – его слово против нашего не потянет. У него есть связи, нет спора, но связи одно – а родство – другое. И кто знает, сколько времени она там провела бы – может день, а может – и год. Выяснение истины – процесс не только неблагодарный, но и очень, очень длительный.

Шах и мат. Воистину – не буди лихо, пока оно тихо. Не знаю, брал ли он меня сейчас «на пушку», но проверять я это не стану. А если – нет? И попадут эти две девочки под раздачу.

Мое дело — табак, это я осознал довольно давно и уже к этой мысли как-то даже привык. Возможно, я утащу с собой и Вику – но это ее выбор. Не сомневаюсь, что и она тоже все давно поняла и, если хотела бы уйти, – уже ушла бы.

Но этих двух я с собой тащить не хочу. Если ТАМ что-то есть, то и без них одна из чаш весов будет куда как тяжела, ибо жил я грешно. И дополнительно ее нагружать я не желаю.

— И это еще не все – Азов назидательно поднял указательный палец – Можно вспомнить и про…

— Можно – я сложил ладони в жест «простите» — Но не нужно. Я все понял.

— Все ли? – уточнил Азов – Точно?

— Все – подтвердил я – Просто я дилетант, оценить всех тонкостей вашего охранного ремесла не могу. Правильно вы все делаете. Если меня кто спросит – так и скажу.

Раздался кхекающий звук – это смеялся Ромео, безобразно кривя свой окровавленный рот и разбрызгивая вокруг багровые сгустки слюны.

— Просто ты молодой ишшо – меня потрепали по плечу и мне подмигнули – И еще… Ты видишь только часть картины вокруг себя. Маленькую и незначительную часть. Я вижу куда больше – но тоже далеко не все. Есть тот, кто видит почти все – но это совсем другой уровень восприятия, нам до него не дотянуться.

Вот это я не понял к чему сказано было, но кивнул – мол, да. Так оно и есть на самом деле.

— Ты наверняка думаешь, что жив только благодаря своей везучести и ушлости? – продолжал Азов – Нет, не без того, но на самом деле факторов во всем этом было куда как больше, просто ты про них не знаешь. Я знал каждый твой шаг, ну, или почти каждый. Да и сейчас знаю. Люди – рабы привычек, и ты не исключение. И вот этот весельчак – тоже. Ведь вроде куда как умен, а уж насколько сноровист! После того, как его повязали, я двоих ребят в морг отправил, троих — в реанимацию. А что его погубило? Привычка.

— Прямо уф и погубило? – прошепелявил Ромео – Знафит – фсё?

— Молчи, убивец – приказал ему Азов и снова повернулся ко мне – Привычка у него – не оставлять в живых тех, кто его видел. А та парочка, что из больницы, его в лицо знала. Если ты помнишь – парня тогда еще, в больнице положили, а вот девка сбежала. Но – ненадолго и недалеко, на финской границе мы ее прихватили. И вот этому красавцу подставили. Красиво сработали, технично.

— Крифо и косо – поморщился Ромео.

— Вот не надо – Азов погрозил ему пальцем – Если бы ты чего почуял – не сунулся бы в тот дом. Так что все было сделано как надо, и мы тебя, шустрого, таки поймали. Хотя, признаюсь, ты в своем деле – орел. Представляешь, Киф – девке-то он горло успел располосовать. Я так и не понял – когда он это успел сделать? Вроде мы сразу его приняли, как он в дом зашел. Скажи, родной, как это у тебя так ловко получилось, а? Или – это не твоих рук дело? Как специалист специалисту скажи. Ну, вот не люблю я, когда чего-то не знаю

— И не узнаеф! – развеселился Ромео – Умный ты умный, а дуфак!

На этот раз его ударил Ватутин, в живот, да так, что я даже услышал, как у Ромео селезенка екнула.

Нет, не дотянет он до встречи со Стариком, никак не дотянет.

— Так что, мы поняли друг друга? – спросил у меня Азов, опуская мне свои широки ладони на плечи.

— Между нами никогда не было недопониманий – посмотрел ему в глаза я – И все мои друзья – и мальчики, и девочки, всегда видят в вас опору и защиту, которая их никогда в обиду не даст, и сама не обидит.

— Так оно и есть на самом деле – подтвердил Азов без улыбки – Да, вот еще что… Если Колокольниковой надо будет протекцию оказать, то скажи мне об этом. СБ «Радеона» всегда с радостью помогает перспективным сотрудникам в вопросах их продвижения по карьерной лестнице. И еще одна мелочь, для тебя, скорее всего, приятная. Некая Дарья, рыженькая такая, переведена с ресепшен во внутреннюю службу обслуживания офисных этажей. Ты ее в холле больше не увидишь.

— Вот за это – большое человеческое спасибо – я потряс руку Азова.

— Но по офисному зданию – не мотайся без нужды – посоветовал он мне – Убрать ее совсем я не могу. Есть вещи, которые даже я не в состоянии сделать.

Да кто эта Дарья такая-то? Впрочем – какая разница. Я на офисных этажах не бываю, кроме самых верхних, а в то, что когда-то мне перепадет большой кабинет на одном из них, у меня давно веры нет. Да и с самого начала особо ее не было.

— Мне чего-то так стыдно стало – поведал я Азову – Каких-то глупостей я наговорил.

— Вот видишь, Стас – Азов повернулся к своему сотруднику – Я же тебе говорил – он более чем здравомыслящий человек. Не будет у тебя с ним проблем, причем – никаких.

Ватутин согласно кивнул.

— Вот сейчас не очень понятно было – тактично произнес я.

— Отныне ты – забота Стаса – обхяснил мне Азов – Я потому его к тебе и послал. И вообще сюда тебя позвал. Хотел, чтобы ты с ним познакомился в неформальной обстановке. Опять же – на мои владения поглядел.

Ромео снова закхекал, а я все понял.

Прав Азов – я вижу ровно столько, сколько мне дают увидеть. В данном случае – после этих слов я увидел всю картину целиком. Мне просто снова указали на мое место. Вот так – ненавязчиво, наглядно и с юморком.

— Стас теперь твоя тень – Азов постучал Ватутину по груди кулаком – Он тебя сбережет и защитит. Если уж не он – то никто. Но и ты соответствуй. Слушай его, во всем старайся помочь, не выкидывай эти свои фортеля. Думаю, на этот раз я до тебя достучался?

— Не то слово – заверил я его – Все понял, все сделаю.

— И помни о том, что обещал – очень тихо и, если честно, очень страшно произнес Азов – Слово сказано и услышано.

— Будет – кивнул я, полностью уверившись в том, что мне еще свезло. Он меня мог бы и куда более эффективно в бараний рог согнуть.

Вот только что мне еще интересно – это настоящий Ромео или липовый? Теперь я уже ни в чем не уверен.

— Ну, коли все понял – так и ступай – отпустил меня Азов – А вот, с нашим другом ещё побеседую. Побеседую – и пойду дантиста вызывать. Будем ему новые челюсти делать, а то ведь он даже есть не сможет. Что мне ему – собственноручно кашу варить? Стас, проводи моего друга до его номера.

Если честно – покойный Алексей мне нравился больше Ватутина. Он не был занудой, а этот – был.

— Киф, вам следует выполнять все мои указания должно и своевременно – как комар зудел он мне над ухом, когда мы шли коридором обратно к лифту.

— Буду – пообещал я ему с чистым сердцем.

— Мало мне это сказать, надо выполнять то, что вам предписано – Ватутин говорил монотонно, от этого меня даже на ходу потянуло в сон – Сколько раз вам было сказано, что обо всем необычном, нестандартном и неожиданном надо докладывать сразу же?

— Много раз – заинтересовался я. А куда это он гнет?

— Так чего же вы не рассказали Илье Павловичу и мне о том визитере, что сегодня посетил ваш офис? – надо же, в голосе Стаса появилась то ли ирония, то ли даже сарказм.

— Вы про то чудило, которое сегодня притащилось спасать наше издание? – уточнил я — Да чего о нем рассказывать–то? Ну, забрел клоун, мало что ли таких по издательствам шляется? И все через одного – или великие знатоки литературы, коим нет равных или непризнанные гении.

Что-то мне сдается – не просто так к нам этот Максимилиан на огонек заглянул.

— А если бы это был коллега Ромео? – предсказуемо спросил у меня Ватутин – Если он пришел на первичный осмотр предполагаемого места убийства? Прикидывает, где вас лучше отработать – в редакции, на выходе из нее, у «Радеона». А вся эта попугайность – прикрытие, не более. Это азы – все видят упаковку, но никто не вспомнит, что в ней было. Ни лица, ни роста, ни примет. Только то, что шарф зеленый, и то, что на нем были сапоги с каблуками.

— Подставной – обвинительно произнес я – Не доверяете!

— Не доверяю – подтвердил Ватутин – Вы сами создаете себе проблемы, а после вините во всем нас. Выполняй же вы то, что вам предписано – и хлопот у всех было бы меньше.

— И в больницу я тоже из-за этого угодил? – не удержался я.

— Нет, больница – это не прогнозируется – и не подумал обидеться Ватутин – Да, сразу – этот Серебряный был не подставной. Точнее – не совсем подставной. Он и в самом деле такой – и по ориентации, и по не слишком высокой крепости ума. Вы очень точно заметили – по факту это «городской сумасшедший». Типаж оказался подходящий, мы его только немного подтолкнули в вашем направлении, вот и все. Сказали, что ваш журнал станет его рупором в мир, что только он сможет спасти его, что люди в цифровом пространстве ждут мессию, которым он является… Все, как всегда. А потом я стал ждать – догадаетесь вы вызвать работников службы безопасности или нет.

— Не вызвал – признал я.

— Хуже того – вы об этом происшествии даже не упомянули – обличительно добил меня Ватутин – Вы про него просто забыли. А ведь все чаще всего решают детали и мелочи. Из них составляется общая картина.

Ну да, он зануда. Но зануда, которая знает, что делать. Парадоксально – но мне стало как-то спокойнее.

— Ничего – Ватутин вошел в кабину лифта, я следом за ним – Мы еще побеседуем и с вами, и с Викторией Евгеньевной о том, как правильно себя вести в тех или иных ситуациях. Если уж мне вас поручили – будем добиваться порядка во всех вопросах.

Он повернул лифт и нажал на кнопку с номером моего этажа.

Надо заметить, что по дороге наверх случилось забавное происшествие, заставившее меня призадуматься.

Доехав до первого этажа, кабина остановилась, и с легким «пшшш» открыла двери, за которыми обнаружились две дамы средних лет, в дорогих деловых костюмах и изящных очочках, которые нынче в тренде.

Увидев Ватутина, который изобразил что-то вроде улыбки и поняв, что мы не приехали сверху вниз, а, напротив – едем наверх они как-то смутились и дружно замахали руками, приговаривая:

— Езжайте-езжайте, мы на следующем!

А еще я услышал парный облегченный вздох, когда двери закрылись.

Вот интересно – это они Стаса так испугались, или самого факта того, откуда мы на первый этаж поднялись?

Он довел меня до моего номера, и у двери сообщил:

— Итак – никакой самодеятельности, беспечности и самоуверенности. Договорились?

В принципе я это уже столько раз слышал за последние полгода, что, применив мое недавнее сравнение, можно было бы не мотороллер купить, а даже мотоцикл, но послушно кивнул и подтвердил:

— Яволь.

— В субботу у вас каток – невозмутимо продолжил Ватутин – Ведите себя естественно, ничего не бойтесь, отдыхайте, катайтесь, пейте глинтвейн.

— Глинтвейн не хочу – потер я пальто в районе бока, ощутив, что все-таки я здорово вспотел. То ли от эмоций, то ли еще почему – Ну его совсем.

— Пейте кофе – разрешил Ватутин – С булочкой. Но если я появлюсь и скажу, что вам пора уходить – чтобы не было никаких: «Ну можно еще немножко покататься?». Собираетесь и покидаете каток. Это ясно?

— Предельно – у меня в душе колыхнулись какие-то смутные ассоциации со службой в армии. Ишь, как он за меня взялся, как когда-то сержант Полетаев.

Интересно, за проколы он мне в грудину будет бить?

— Еще раз – никакой самодеятельности – предупредил меня Стас – И все пройдет хорошо.

— Ваши бы слова… — я открыл дверь и приветливо пригласил его – Может – кофейку?

— Благодарю – отказался тот – Уже пил сегодня.

И он направился по коридору в сторону лифта.

— На нет и суда нет – пробормотал себе под нос я и вошел в номер.

Вика еще не приехала, но это было и не удивительно – номер ушел в печать, она всегда контролировала этот процесс до конца. А вот мне в последнее время этого делать не доводилось, что немного печалило – так и квалификацию можно растерять.

Помыкавшись по комнатам, я плюнул на все и полез в капсулу – раньше туда залезу – раньше все дела закончу. Хотя – о чем я? Поди их, закончи, коли одно подходит к концу – еще три новых вылезает наружу.

— Заявился – сразу же после входа в игру меня взяли за края кирасы маленькие, но крепкие девичьи руки – Скотина такая!

— Я все-таки твой лидер! – возразил Кролине я – Проявляй уважение!

— Да я парней на свидании больше пяти минут не жду! – продолжала возмущаться та – И если такое случается – сразу их номера из телефона стираю!

— Я в парни тебе уже не гожусь – я задергался, пытаясь освободиться – Я тебе в дядюшки гожусь, ко мне запросы должны быть другие!

— Так его! – донеслось сверху, из башенного окна-бойницы – Правильно!

А, сестрица голос подала! Змеюка подколодная…

— Я его жду! – меня трясли как мешок – А он где-то шляется!

— Они женаты? – спросила у Сайрин, с интересом глядящей на происходящее, незнакомая мне девушка-магичка – В смысле – в реале? Чего она его так?

— Начинаю думать, что да – глубокомысленно ответила та – Иначе – чего она его так мутузит?

— Дуры! – отпустила меня Кро – Просто я очень злая на него.

— Бывает – переглянулись девушки, убеждаясь в своем предположении.

— Все, шоу окончено – рыкнул я на собравшуюся вокруг нас небольшую толпу – Что, дел ни у кого нет?

— Сессия сдана, каникулы – пожала плечами Сайрин, посмотрела на меня, на Кро и сказала – Но мы чего-нибудь придумаем. Пошли-ка отсюда, от греха.

И народ брызгами растекся по двору. Странные у меня сокланы – все время ошиваются в крепости. А квесты? Кач? Фарм? Им правда заняться нечем, что ли? Вот бы мне так!

Еще – а кто эта девушка-магичка? Она-то откуда взялась? Небось опять Кро притащила.

— Хочешь, я на него сверху что-нибудь сброшу? – спросила Эбигайл – Но только, чур, если я его случайно прибью – виновата будешь ты!

— Спасибо, не надо – ответила ей Кро и снова посмотрела на меня – И? Ты хоть как-то обоснуй вчерашнюю выходку.

— Все плохо – бодро улыбнулся я, убедившись, что любопытствующие разошлись – Подробности будешь слушать?

— Очень интригующий поворот – съязвила Кролина – Умеешь заинтересовать. И что именно плохо?

— Я же сказал – все – ее непонятливость меня удивила – Реально – все. По крайней мере – пока. Сейчас кое-кому напишу, может ситуация станет чуть получше.

— Я говорила тебе о том, что ненавижу тебя иногда? – уточнила Кролина.

— По-моему – да – без особой уверенность произнес я, подходя к почтовому ящику – Хотя – не знаю.

— Можешь считать, что сказала – Кролина проследовала со мной и оперлась локтем на столб с ящиком – Кому пишешь?

— Старому другу – я подумал пару секунд и исправился – Точнее – старому знакомцу, про дружбу здесь – лишнее. По сути, он наша последняя надежда на победу. Ну, из тех, которые не приведут клан к долгам или зависимости. Если он откажет – то придется нам искать варягов на свою голову.

— А Ведьма? – Кролина помрачнела – Отказалась?

— Нет – я открыл форму письма – Но выставила такие условия, что лучше бы «да». Я на многое готов, но продавать себя и клан в рабство – это все-таки перебор.

— Прямо вот так, жестко? – Кролина прикусила губу – Удивил.

— Сам в шоке — я невесело улыбнулся – Погоди секунду, я письмо напишу.

 

«Мое почтение, Гедрон.

Как ты смотришь на то, чтобы встретиться, и кое о чем поговорить? Есть одно предложение, и оно, как и мои предыдущие, свежо и оригинально. И, как всегда, достаточно небезвыгодное для твоего клана.

Если это тебя заинтересовало – отпишись, жду.

Хейген»

 

Я отправил письмо, пожалев о том, что на конверте нельзя написать что-то вроде «Жду ответа как космонавта ракета». И шутка юмора, и отвечало бы моменту. Времени осталось всего-ничего.

— Хотелось бы деталей – потеребила меня Кролина – Эй, ты уснул?

— Бдю – усмехнулся я, припомнив разговор с Азовым.

Воистину, история всегда повторяется дважды, и второй раз, как правило, виде фарса.

Выслушав меня, Кро присвистнула и сказала:

— Полная задница. Не порадовал ты меня.

— Сам в печали – я присел на ступеньку лестницы – Так сказать – вид на забор снизу — просвета нет.

— Ой, да ладно сразу так – Кролина плюхнулась рядом со мной и щелкнула меня по кончику носа – И хреновей бывало.

— Бывало – согласился с ней я – Но не настолько. Просто раньше бывало хреново лично у меня, а теперь все будет хреново у целого клана. А если ему плохо – то и мне плохо.

— Знаешь – Кролина со скептицизмом посмотрела на меня – Вот никогда не думала, что у тебя душа за людей болеть может. Не тянешь ты на доброго и всескорбящего дяденьку, ну вот совсем. Ты же эгоист? С чего такая печаль? И потом – наши будут умирать понарошку, а НПС – они не живые.

— Так о себе и печаль – я постучал пальцем ей по лбу – Квест – социальный! Память напряги, я тебе об этом говорил. Наши-то выживут, но вот если НПС все вымрут, то мне – каюк. Там такие штрафные санкции, что только одно мне и поможет – полное удаление персонажа.

— Забыла – повинилась Кро – Правда – забыла. Говорил ты об этом. Тогда – да. Тогда ты попал.

— Да погоди ты еще – я внимательно смотрел на интерфейс.

Гедрон в игре, это я видел в «Статистике». Вопрос – отпишется он мне или нет.

Отписался. Минут через десять.

 

«И тебе мой привет.

Все твои предыдущие предложения были хоть изначально и безумны, но – да, небезвыгодны для моего клана.

Не вижу причин, по которым следует тебе отказать и в этот раз.

Я сейчас свободен и, если что, готов подъехать в Селгар. Ты же, как обычно хочешь встретиться там, у Кривого Ибрагима?

С искренним уважением – Гедрон Старый.»

 

Уже хорошо. Теперь все будет зависеть от степени моей искренности и того, что решит Гедрон. Купить я его не смогу, нет у меня таких денег. И даже если я выверну сундук, где у меня лежат очень и очень недешевые вещички, то все равно услуги его клана по оплате я не потяну.

Здесь по-другому надо. Здесь аргументы нужны. И, что неплохо, в данном случае у меня их побольше, чем в беседе с Седой Ведьмой.

Вот только и для меня последствий от этого союза, в удачном случае, разумеется, будет куда как больше. Несоразмеримо больше. И бытовые, и политические.

Я немедленно отписал Гедрону, что выдвигаюсь в сторону Селгара – откладывать в дальний ящик этот разговор, как я и сказал ранее, не стоило

Кро очень хотела отправиться со мной – но я ее не взял. И она это поняла верно. Зато прихватил Трень-Брень, которая вела себя на удивление тихо, порхая между башнями. То, что это место мной любимо, похоже знают многие, и уж точно Седая Ведьма. Людей у нее полно, и я не хочу, чтобы наш разговор услышал какой-нибудь пройдошистый рога из ее клана.

Нет, можно было бы и в другом месте повстречаться – да какой в этом смысл? Если будет соглядатай – фея его вычислит в миг. А я потом еще к Бахрамиусу хотел заскочить. Если пошла такая пьянка – режь последний огурец. Сам он воевать не пойдет, это понятно, но, может, посоветует чего?

Что до Трень-Брень — я даже не сразу понял, что она в игре, и очень удивился, когда Кролина рассказала мне о том, что феечка за последние дни почти никого до белого каления не довела. Она была низе травы, тише воды, что серьезно перепугало весь клан. Что клан – даже НПС поговаривали о том, что эта пигалица задумала какую-то масштабную акцию, которая непременно будет сопровождаться массовыми разрушениями.

Часть жителей окрестных деревень, услышав про это, закапывала в землю наиболее ценные вещи, чтобы вырыть их после того, как их дома сгорят и будут построены снова.

Да и то – ведь она даже в Эбигайл не плюнула, когда та подзуживала Кролину побить меня.

Чудны дела твои, господи. И еще – мне отчего-то стало страшно.

До конца я опешил тогда, когда она сначала внимательно изучила все на втором этаже, пройдясь по нему и с достоинством сказала:

— Пусто. Нет тут никого. Слушай, я тогда вниз и буду за лестницей приглядывать, если что – маякну.

— Валяй – растерянно согласился я. Даже не попросилась остаться? – Закажи себе чего-нибудь.

— Я похожа на голодную? – раздраженно спросила она у меня и отправилась на первый этаж, буквально столкнувшись на лестнице с Гедроном.

По лестнице пошла, а не с визгом сиганула с перил.

Надо будет с ней поговорить, может – проблемы какие? Или еще что?

— Привет – Гедрон сел за стол напротив меня – Знаешь, почему с тобой хорошо иметь дело?

— Потому что я умный и добрый? – высказал я наиболее приятную для себя версию.

— Нет – помотал головой Старый – Потому что прелюдии не нужны. Выкладывай, приятель, что там у тебя?

 

Из шестнадцатого номера газеты ‘Вестник Файролла’

 

«От главного редактора»

«… пошло на лад. Статистика, как известно – точная наука, и она говорит нам, что вы, наша аудитория, неуклонно растете. Но это не значит, что мы можем радостно почивать на лаврах. Мы завоевали ваше внимание и ваше доверие. Теперь мы не можем, не имеем права его не оправдать».

Из статьи «Великая Река. Серые Пустоши»

«… безлюдное место.

По слухам, некогда здесь не на жизнь, а насмерть схватились в драке несколько богов. До смертоубийства в результате дело не дошло, помирившись же, они решили предать место сие проклятию, как память о том, что все они – одно целое, и не стоит брату идти на брата.

Невероятной мощи заклятие превратило некогда зеленый и плодородный край в мрачную и темную местность. Выжженные поля сменяют леса, деревья в которых цветом чернее ночи. Воздух Серых Пустошей пахнет давним злом и смертью. Впрочем, смерть – хозяйка этих мест и место ее постоянной резиденции – Черный Замок, стоящий в долине Костей, в самом сердце Серых Пустошей.

Многие ходили в тот край, но никто не слышал о тех, кто бы оттуда вернулся. Впрочем – многие ли миновали Мирастию, вотчину Короля Скелетов, которая, по сути, является воротами Серых Пустошей? Для справки – Мирастия, пожалуй, самый легкий отрезок на пути к Черному Замку».

 

Выдержки из рубрики ‘Хроники Файролла. Новостная лента’

«В прошлую субботу клан «Улыбка Джокера» провел ежегодные «Мокрые игры» на реке Туатон, пересекающей весь Юг Раттермарка. Как обычно, соревнования проходили в пяти категориях – групповой заплыв на лодках, одиночный заплыв на лодках, эстафета, прыжок с тарзанки в воду (кто больше брызг поднимет) и «Морской бой». Все остались очень довольны и даже двенадцать игроков, утонувших в процессе мероприятия, претензий ни к кому не имели».

«В Эйгене был проведен очередной аукцион на право первого прохождения новых подземелий. Всего разыгрывалось пять лотов и каждый нашел своего покупателя. Рекордную сумму собрало подземелье, находящиеся на плато Грускат и появившееся там совсем недавно. Несмотря на то, что место это пользуется дурной славой, лот ушел за 68 миллионов золотых монет. По традиции, продавец лота пожелал остаться неизвестным».

«Новости с Равенхольма.

Крайне удачно прошел ивент, носящий название «Пиратский берег», подготовленный кланом «Черные воины» при поддержке администрации игры.

Каждый из игроков, пришедших на южную оконечность мыса Верли в прошлую субботу получил уникальную возможность увидеть на что способный обитатели Архипелага. Он мог поучаствовать в отражении нападения корсарской флотилии, скрестить клинки сабель с молодцами, ходящими под черным флагом и выпить с ними рома вечером, когда между сторонами было заключено примирение».

 

Реклама

«Лучшие припасы от производителя. Редкие зелья. Петы. Теперь – еще дешевле. Контактное лицо в игре – «Твиллигер»

«Туристическое агентство «В добрый час» приглашает вас на экскурсии по гиблым местам Раттермарка.

Любые, даже самые опасные подземелья и болота (на ваш выбор и кошелек). Сумакийские предгорья. Заброшенные города в песках Селгара.

Если вы хотите пощекотать нервы – мы ждем вас.

К Клаторнаху экскурсии не совершаются, безопасность не гарантируется, претензии после смерти не принимаются.

100% предоплата.

Наш адрес —  г. Эйген, Большая торговая площадь, павильон 16-к.

Спонсорская поддержка агентства – клан «Двойные щиты».

 

«Большая битва. Анонс»

«… в Пограничье, одном из не самый популярных у игроков регионов Раттермарка. А зря. Ведь тут, случается, происходят очень и очень интересные события. Например, в ближайшее воскресенье здесь пройдет эпохальное по своему размаху сражение неигровых персонажей. Две стороны конфликта – те, кто стоит за новые веяния и те, кто предпочитает привычные с детства отцовские и дедовские традиции, сойдутся в битве, которая решит – как этой стране жить дальше.

Надо заметить, что игрокам в это дело лезть не следует, по крайней мере, если у них нет достаточной репутации с кланами Пограничья, которая позволит им присоединиться к одной из сторон. В противном случае они будут восприняты как враги обеими группами воинов, что непременно приведет к игровой смерти.

Я непременно приду в воскресенье глянуть на то, как это будет происходить и вас зову с собой. Не пропустите, такое бывает не каждый день. И даже не каждый год.

Итак – воскресенье, после рассвета, долина Карби, Пограничье.

Жду всех вас.

Ваша Незабудка»

 

«В следующем номере»

«Селгар. Под Великой Рекой».

«Какой корабль лучше. Интервью с лучшими корабелами Раттермарка».

«Информация на игровом форуме. Тролли. Как их загнать под мост?»

«Игромания – бич нашего времени. Разговор с начальником отдела регионального развития корпорации «Радеон» М. Вежлевой»

 

«Акула пера в мире Файролла-11. Снисхождение» Глава 19 (от 08.07.2016): 28 комментариев

  1. Спасибо за проду!
    комментарий не по содержанию, а оформлению на сайте:
    границы текста очень узкие. В итоге читать не очень удобно, приходится слишком часто пролистывать вниз.
    Можно не такие широкие поля, как на самиздате, но шире должны быть точно.

    1. Такие комментарии всегда приветствуются 🙂
      Не очень понял, о чем идет речь. Если есть возможность, отпишите, пожалуйста, по этому поводу Кириллу Цапину)

  2. Спасибо за проду.
    По-поводу оформления сайта:
    Черный шрифт на белом фоне — самое оптимальное сочетание цветов,по-моему.
    Глаза не устают.
    С другой стороны, всем угодить невозможно.
    🙂

    1. Содержание главы, как всегда порадовало. А вот оформление — белый текст на черном фоне — брррр… 🙁
      Впрочем копируя текст в вордпад легко избавится от этого дизайнерского изврата… 🙂

  3. Хорошее начинание.
    Очень удобно что смогу получать на почту сообщение о новых комментах и новых записях.
    Спасибо за проду. Как всегда жаль что так мало 🙂
    но как говориться «Надышаться можно только ветром»

  4. Я не знаю, может на компе по другому, но на IPad, текст очень » узкий «. Границы полей слева и справа очень большие. Зачем придумывать что то оригинальное, когда на СИ во первых все привыкли, а во вторых реально удобно. Этот Чёрный Мрачный Фон ! Ужос…
    Сделайте кнопку — » Оформление СИ «, или скинуть главу на почту в формате rtf. В таком виде чтение » не ложится » в голову.
    Андрей ! Я подписан на все Ваши произведения — но этот текст на странице, реально кошмарен.
    ИМХО

  5. А мне сайт понравился. Лично для меня вполне комфортно читать. По крайней мере в мобильной версии все достойно. Да и цвет подобран адекватно и приятно для глаза

  6. 1. Странно, что Ромео Кифа дрыщом называет. Насколько помню первые книги, Киф слегка полноват.
    2. Что это за Незабудка в редакции такая, которая подставляет клан Хейгена под молотки игроков?
    3. Интересно, кто именно в редакции договорился об интервью с Вежлевой?
    4. Зачем было Азову бить Ромео именно по зубам? И руку себе мог повредить, и затруднил теперь допрос Ромео, и понадобится время на вставку новых зубов, а вдруг Старик уже завтра захочет побеседовать с Ромео? В общем, непрофессиональный удар.
    А в целом, очень интересная глава получилась.

  7. На всякий случай присоединяюсь к предыдущим ораторам — про дизайн. Симпатично, но читать узкую колонку с большим междустрочным белым по тёмному — не очень.

    И спасибо за главку!)

  8. Добрый день. Прошу прощения, но…
    В случае, когда прямая речь или реплика стоит перед словами автора, перед словами автора должен быть разделитель :
    – Р, – а. – Р! – а. – Р? – а.
    Прямая речь или реплика разрываются словами автора:
    – Р, – а, – р.– Р, – а. – Р.
    — Стало быть к малоутешительному выводу- запятую надо бы, после «стало быть».
    «Охрану сними, и обеспеченная старость у тебя в кармане»
    Куда нИ ткни – пробоина, прореха или просто дыра.
    … когда он лихо сберег свою шею, да вот, захват Ромео.
    Если и не Старику — тО Зимину точно.
    …это не только хватание за пистолет и палец, приставленный к микрофону в ухе (лучше поменять местами- а то звучит, будто хватаются за пистолет и палец по очереди).
    …но связи одно, а родство – другое.
    мало чтоли таких по издательствам
    как правило, В виде фарса.
    …которая вела себя на удивление тихо, порхая между башнями. То, что это место мной любимо… По смыслу- подслушивать будут между башнями

  9. По поводу подписки.
    Уже несколько раз получал сообщение с проблемной кодировкой (нечитаемые). При том все сообщение. И текст коммента, подписи кнопок.
    В основном это большие комментарии как вот последнее от «Александр:
    09/07/2016 в 18:25 «.
    Выглядят они вот так
    Александр прокомментировал(а) «Акула пера в мире Файролла-11. Снисхождение» Глава 19 (от 08.07.2016).

    Добрый день. Прошу прощения, но…

  10. Человек, конечно, ко всему может привыкнуть, но зачем его мучить зря?
    Так что присоединяюсь к тем, кому не понравился шрифт и оформление. Самиздатовский — самый оптимальный по всем параметрам. Так же зря комментарии прикручены непосредственно к тексту главы, это неинформативно.

    Сама глава неплоха, хотя в стопервый раз читать нотации Азова и рефлексии Харика как то странно.
    Зато любопытно, что же ГГ задумал.

  11. Прписоединяюсь к ранним каментам насчет оформления. И правда — широкие поля, мелкий шрифт и большой межстрочный интервал. А вот цветовая гамма меня не парит — люблю белое на черном.

    По главе сказать особо нечего — как всегда, замечательно! Но, мало…

  12. По поводу оформления — самый «легкий» цвет для глаз — зеленый. темный или светлый уже зависит от времени суток. Когда смотришь на зеленое глаза отдыхают, скорее всего это связано с обилием зеленого в природе, и соответственно с адаптацией глаз к этому обилию. Но делать зеленый фон думаю никто не будет. У кого бьет по глазам — поставьте себе f.lux, программа меняет яркость в зависимости от времени суток и часового пояса, а также у нее есть ночной режим (довольно удобный при работе с компьютером в ночное время суток в неосвещенной комнате), так что выход можно найти. Лично меня соотношение цветов не напрягает. Начет черно-белой гаммы несогласен, большой контраст, именно от такого у меня глаза и устают. Удивляюсь, что я в меньшинстве.
    За продолжение автору спасибо.

  13. Спасибо за оперативность !
    Но ! iPad, браузер » Opera «, кнопки вверху наползают друг на друга…
    Почему » Opera » ? В турбо-режиме он не реагирует на дурацкие блокировки, потому в основном пользуюсь им.
    Проверьте с IPad.

Добавить комментарий

Войти с помощью: