Шрифт:
С засечками
Без засечек
| Ширина:
| Фон:

16.10.2016

 

16.10.2016

Раздел «Веяния времени»

Коммерческие палатки

90-е. «Первая волна».

 

На самом деле – вот это и было настоящее веяние времени.

Коммерческие палатки (их поначалу у нас на районе еще называли «комки», в память о комиссионных магазинах) возникли вдруг и из неоткуда. Вот их не было – и бац, уже все свободные места около метро, а после и в его переходах, вдруг оказались заняты выросшими как грибы за ночь одинаковыми квадратными приземистыми будками с зарешеченными стеклами-витринами.

Хотя насчет одинаковости – это я вру. Под единый шаблон их подогнали уже сильно потом, при Лужкове, ближе к концу века, а сначала они были разные. Встречались даже бывшие киоски «Союзпечати» и «табачки». Был откровенный «самосбор» из подручных материалов. Был один «комок» сваренный из могучей стали явно военного характера, и сделанный на каком-то оборонном заводе, он вообще больше походил на дот, чем на киоск. Покупая там «Сникерс», я всякий раз ждал, что у него будет вкус каши-«сечки».

Так вот – первые киоски – они были самые прикольные. Там можно было купить все что угодно, от носков до автоматического оружия. Я не шучу. Тогда, в самом начале 90-х лозунг «обогащайтесь» в массы кинули, а правовую базу под это дело не подвели и как это делать до конца не объяснили. Тогда вообще было в высшей степени странное время. Старой страны уже не было, новая только нарождалась, люди бродили как ежик в тумане, армию развалили, милицию разогнали, там стреляют, тут гуманитарную помощь раздают – какое там соблюдение законов?

Вот и торговали в них даже оружием. Клянусь, сам видел, как один житель Закавказья себе пистолет выбирал, копаясь в коробке, где, наверное, десятка два «стволов» лежало. Он его как хурму выбирал – заглядывал в ствол, оттягивал затвор и даже нюхал. Жутко хотелось сказать: «Если он еще неспелый – заверните в газету, положите на шкаф и подождите недельку», но не рискнул. А ну, как он его еще и на практике захотел бы опробовать?

При этом на витрину их не клали, хоть на том спасибо. Но при этом ножи — «выкидухи» и «бабочки», кастеты и параболические дубинки на них лежали, так сказать – в свободной продаже.

Впрочем, это была только малая часть ассортимента. Как правило в палатках первой волны можно было купить реально все, что угодно. Спиртное, шоколад, куртку, майку, аудиокассету, книгу, банку любых консервов, продавщицу, соль, спички, бюстгальтер, сигареты, порножурнал, сушеные яблоки, кроссовки, шаурму, напиток «Юпи», презервативы – там было все. И если чего-то в конкретно этой палатке все-такие не находилось, то это непременно находилось у соседа. А в ночное время ассортимент еще и расширялся за счет наркоты (днем все-таки еще стремались ее продавать) и проституток.

Впрочем, те палатки ночью – это вообще отдельная история. Туда в темное время суток следовало ходить или большой компанией, или лучше вообще не ходить. Ночью там ошивалась, например, местная братва, отжимая себе у «комерцов» на халяву выпивку и время от времени схлестываясь в коротких и кровавых драках с их «крышей». В этом случае велика была вероятность попасть под раздачу. Еще там кучковалась местная гопота, которая караулила чужаков, с целью их «обуть». Она делилась на свою и не свою. Своя – пацаны из наших микрорайонов, я знал их, они меня, конфликт был практически исключен. И совсем другое дело – «черти» из приграничного Коньково. Там можно было нарваться – и неслабо.

«Братва» и палатки – это вообще был симбиоз. Одно без другого, по-моему, не существовало. Братки калибром помельче за счет этих палаток жили, они в них ели, пили, и, подозреваю, являлись причиной разорения как минимум четверти из них. А потом, «приподнявшись», они ставили свои собственные палатки.

Если я когда-нибудь напишу книгу о начале 90-х, то в ней непременно будет глава под названием «Москва палаточная». Это у Есенина была «кабацкая», у меня все прозаичней.

В некоторых местах их было так много, что это место можно было назвать «палаточный городок». Например, так было на площади «Трех вокзалов», на «Кузнецком мосту», или на «Павелецкой». А что на «Павлушке» было в подземном переходе к вокзалу!!!! Даже не опишешь, это видеть было надо.

Время шло, игроки попроще, из тех, кто просто решил попасть в струю времени и не имел долгосрочного бизнес-плана, потихоньку отсеивались. Они разорялись, или продавали свою палатку с содержимым, решив начать новое дело, или же просто сгорали прямо в ней, не желая платить «братве». Таких было немного, но они были.

Тем временем и страна маленько поменялась, выйдя из марева начала 90-х. Тогдашний президент пил еще с оглядкой и даже играл в теннис. Мало того — он иногда производил впечатление человека, который знает, что делает, потому появились законы, милиция снова начала делать свое дело, а Москва обрела хозяина. Это был Юрий Лужков, которому в нашем городе было дело до всего, в том числе – и до коммерческих палаток. Вот тогда и кончилась их «первая волна».

Фотография взята из открытых источников.

16.10.2016: 2 комментария

  1. Ооооооо……… палатки это да! Причем каждый уважающий себя палаточник (не Омар) имел имя. Причем очень громкое.
    Толи у Бушкова, толи у Панова был эпизод в какой-то книге. Мальчонка открывает палатку и малюет название Вакханалий.
    Вопрос ГГ задает, типа ????????
    А ему отвечают, ХЗ, но слово красивое.

Добавить комментарий

Войти с помощью: