Шрифт:
С засечками
Без засечек
| Ширина:
| Фон:

АП-12 Глава седьмая

Глава седьмая

                                   Странности судьбы и прочие неприятности

Вот вроде я ко всему уже привык, но постоянные файролловские закидоны из серии «Люк, я твой отец», конечно, выбивают меня из колеи хоть сколько-то внятного и рационального бытия.

Скажу честно, я в первую секунду даже не понял, как реагировать на последнюю фразу казначея Ордена.

И во вторую – тоже.

А на третьей я молча сцепил большие и указательные пальцы на обеих руках, поднял их над головой, несколько раз обернулся вокруг своей оси, после поднял, полусогнув, правую ногу и немного побалансировал на левой, нагибаясь туда-сюда. Да еще и головой вертел шаловливо.

Обозначил танец, короче.

— О, лидер пустился в пляс! – обрадовалась Сайрин, проходившая мимо нас, достала из инвентаря какую-то небольшую бумажку черного цвета, прилепила ее себе на лоб, и тихонько напевая что-то вроде «ача-ача», закружилась вокруг меня.

— Джимми, держи гитару! – крикнул кто-то из игроков, заметив наши телодвижения.

Через пару минут число людей, изображающих сцену из «Цветка в пыли», достигло двух десятков и народ все прибывал. А после еще и массовик-затейник нашелся, в лице какой-то девицы-лекаря в немыслимого цвета балахоне, мне совершенно незнакомой и вообще непонятно, как сюда затесавшейся. Она начала кричать, что знает, как правильно организовать путевый флешмобный танец, и что для пущей красоты нужна выверенная синхронность движений.

Одна радость – не все мне одному в ступор уходить. Теперь в подобное состояние впал и брат Юр, безмолвно созерцающий происходящее. Скажу честно – в первый раз за все время мне довелось узреть подобную картину, и это вызвало меня в мой душе легкую злобную радость.

Так ему и надо!

— Иии – теперь налево, повторяем за мной! – командовала девица, умело изгибая тело, и в самом деле напоминая героиню из… Да, по сути, из любого индийского фильма.

Собственно, на данной стадии я покинул ряды танцующих, поскольку мысли более-менее устаканились, после чего снова подошел к брату Юру, который по-прежнему недвижимо смотрел на происходящее, и сейчас здорово напоминал «каменную бабу» со скифского кургана.

— Скажи, Юр, а мы с тобой, случайно, тоже не родня? – спросил я у него – Ну, мало ли, может, нас в детстве разлучили? Козни злобного дядюшки, проблемы с наследством, что-то еще?

— Исключено – кашлянув, ответил мне казначей – Я св-вою родословную до п-пятнадцатого колена з-знаю, у меня неуч-чтенных родственников н-нет.

— Так может я бастард?

— Мой отец б-был рыцарем до мозга к-костей – потер глаза ладонью брат Юр – Он даже п-после взятия г-городов штурмом, п-пленных не убивал и к-красивых женщин не нас-силовал, а уж это т-традиция, осв-вященная временем. О каких в-внебрачных связях м-может идти р-речь? Так что наше р-родство исключено. Д-да у меня, п-признаться, сейчас и в-вовсе близкой родни не ост-талось. П-последним п-по настоящему кровным р-родственником был Г-гейнор.

Гейнора помню. Крепкий был мужик, дрался до последнего, потому как слово данное держал крепко, даже зная, что дело его проиграно. И меч мне от него перепал отменный. Я с ним потом долго по Файроллу бегал и ни разу этот клинок меня не подвел.

— Скажи, а к ч-чему все это? – спросил у меня Юр, показывая на приличную уже ораву игроков, лихо отплясывающих в унисон – Что они х-хотят этим сказ-зать?

— Это? – я ткнул пальцем в сторону людей, который в данный момент как раз начали кружиться на месте, притоптывая ногами – Это, почтенный Юр, иллюстрация к твоим словам относительно того, кто чья дочь. Торжественный танец под названием: «Ты и я, ты и я, мы с тобой родня!».

— Ст-транная реакция на м-мои слова – пожевал губами казначей – Ну да, Т-тиамат приемная мать б-богини, являющейся объектом п-поклонения рыцарей ордена, к кот-торому я тоже имею ч-честь принадлежать. Но что в этом уд-дивительного? Каждый из нас во что-то да в-верит. Кто-то в уд-дачу, кто-то в богов, кто-то в д-добрую сталь. Инквизиторы верят в очищающую с-силу огня. Даже т-тролли – и те верят в то, что родились из к-камня, и им п-после смерти с-снова станут. Д-да, и при ж-жизни эти с-создания от валунов ни в-внешним видом, ни ум-мом н-не сильно отличаются, р-ради правды. Так ч-чем мы хуже? Мы в-верим в то, что пресветлая Соагда к-когда-нибудь в-вернется в Файролл, и ее с-слезы смоют с лица мира все наносное, всю г-грязь и скверну.

— Соагда? – переспросил его я – Так Плачущую богиню зовут Соагда?

Я был уверен, что ее имя Пауни. Хотя бы потому что та сама называла Тиамат «мамой».

Выходит, что ошибся. А Тиамат у нас богиня-героиня. В том смысле, что многодетная мать.

— Соагда – кивнул брат Юр – Но м-мы избегаем называть ее им-мя всуе. Ни к чему ост-тальным знать, как именно истинно з-зовут н-нашу п-повелительницу. В м-мире полно слуг других богов, и с-среди них им-меются те, кто не очень любит ту, к-кому мы отдали с-свои сердца и к-кому воздаем п-почести. Правда, чаще всего ее не ж-жалуют из-за приемной м-матери.

— И вы тоже? – поинтересовался у него я.

— Ч-что «я тоже»? – уточнил у меня брат Юр.

— Отдали ей свое сердце и воздаете почести?

Казначей глянул на меня без улыбки, я бы сказал – довольно мрачно.

— Если это ирония, то д-довольно неуместная – наконец произнес он – П-представь себе, у м-меня тоже за д-душой есть что-то святое. И да, у м-меня даже есть д-душа. Это п-предваряя твой следующий в-вопрос.

— И в мыслях не было – заверил я его.

— Б-было – с железобетонной уверенностью возразил мне казначей – И д-даже до сих пор есть. Т-ты считаешь меня прожжённым инт-триганом, который любое д-действо всегда старается об-братить в свою пользу. И т-ты прав, но только отчасти. Не в с-свою, а в п-пользу ордена, которому с-служу. Я к-когда-то присягнул ему на в-верность, и к-клятву эту д-держу по сей день. И д-до самой м-моей смерти ничего д-для меня не из-зменится. Я в-выбрал свой б-берег, Хейген. Чего и т-тебе советую сделать п-поскорее. Ч-человек, лишенный тв-верди под ногами и в-веры в душе, не ж-живет. Он всего лишь с-существует.

Такого брата Юра я еще не видел. Он, похоже, чуть ли не впервые со времен нашего знакомства был по-настоящему искренен со мной.

Правда, даже после этих проникновенных слов доверия к нему у меня не прибавилось. Да и какая разница, чью выгоду конкретно выгоду он преследует, свою или Ордена? Велика ли разница? Главное, что в ряде вопросов веры ему ни на грош быть не может. Ну да, до последнего времени наши цели совпадали, но не может же так быть всегда. Да и потом – он все чаще использует меня втемную. Например, именно это, скорее всего, произошло буквально несколько минут назад. Как? Да очень просто.

Бран и его разногласия с Пограничьем. Я, как и говорил, фиг бы про него вспомнил, а кто меня навел на эту мысль? Правильно, брат Юр. И, заметьте, репутация с лихим начальником стражи королевы Анны у меня увеличилась сразу же после того, как король его простил. Но ни квеста от Брана, ни самого Брана здесь нет и не было. Зато был тихоня-казначей, который все видел и слышал. И программа, зафиксировав выполнение псевдо-квеста, тут же меня вознаградила.

Вывод – источник этого ситуационного задания сам брат Юр, который несомненно имел какой-то свой интерес в этой ситуации. И именно он потом поставит себе в заслугу произошедшее, а после загребет всю прибыль от того, что по факту сделал я. Нет, не деньги, но какие-то услуги.

Понятное дело, это НПС, его действия это заданный алгоритм, а сам он не более чем цифровой код. Но вот только этот код, похоже, влияет на десятки, если не сотни игровых вероятностных линий. И не просто влияет, он их, по сути, генерирует.

Но при всем этом я лично против него ничего не имею. Главное – не пропустить тот момент, когда наши интересы перестанут совпадать, ту развилку, на которой дороги разойдутся в разные стороны.

Проще говоря – ту точку, за которой я перестану для него быть союзником. Потому что когда это случится, брат Юр разменяет мою жизнь на что-то такое, что нужно или ему, или его Ордену. При помощи других игроков разменяет.

Ну, и кто сказал, что игра это побег в мечты от жизненных реалий? Чушь полная. Здесь все так же, как и там, за пределами капсулы. Либо ты, либо тебя. Другое дело, что здесь у тебя есть право защищать себя до последнего и всеми доступными для этого способами. В реальном мире, увы, есть слишком много сдерживающих факторов, которые сильно суживают свободу действий, начиная от действующего законодательства и заканчивая элементарной человеческой моралью. Здесь никто не позвонит знакомому генералу, у которого на погонах расположены большие звезды и не менее большие щеки, и не попросит тебе объяснить, чьи в лесу шишки. Нет, тут тоже есть те, кого можно нанять для обуздания чересчур шустрых игроков, но это будут НПС или другие игроки, которых можно убить или купить. Но они не крепкие ребята в одинаковых костюмах, которые прислонив твою тушку к стенке, расскажут о том, что в этом конкретно взятом городе уже создано отдельное кладбище для особо несговорчивых и неразумных граждан. Вежливо так расскажут, с доброй улыбкой и непременным дружеским хлопком по плечу.

Помню, года три назад довелось мне впутаться в некую историю, причем не в одиночку, а на пару с одним неплохим парнем из конкурирующего издания. Ну, и еще несколько местных нам тогда компанию составили в этом деле. Там имело место быть нечто вроде журналистского расследования, по поводу нескольких довольно странных, не сказать мистических смертей в захолустном среднерусском городке, из тех, в которых время, кажется, остановилось навсегда. Вот только какой-то момент поначалу забавное провинциальное приключение закрутилось в тугую и опасную петлю, после чего как раз вот такие ребята и посоветовали нам тихо и без шума покинуть их город. Мол – достопримечательности посмотрели, на рыбалку сходили, с местными девочками амуры покрутили – чего еще-то? Туристу – туристово, пофоткался на фоне местного Кремля – и вали в свою столицу. А мы тут как-нибудь сами со своими странностями разберемся.

Ну, а если нет… То дальше все случится так, как случится.

Я сразу понял, что это последнее китайское предупреждение, то же самое подтвердили мне и те, кто составлял нам с коллегой компанию в расследовании. Они тоже, кто раньше, кто позже отошли в сторону. Короче — на следующее утро я уехал. А тот парнишка – нет, хоть я его и уговаривал сделать это, пустив в ход все выданное мне богом красноречие. Но был он молодой, а потому в определённом смысле еще очень глупый, то есть верил в бесконечность разума и собственное бессмертие, как и все те, кто еще не нюхал, чем у жизни подмышка пахнет.

Хоронили его в закрытом свинцовом гробу. Так мне потом рассказали ребята из конкурирующего издания, когда я через пару месяцев осторожно навел справки про то, как там поживает мой случайный приятель. Штука в том, что по прибытию меня Мамонт сразу же отослал в еще одну командировку, за Уральский хребет, там я эти два месяца и провел.

Совестно перед погибшим парнем мне не было ни тогда, ни сейчас. Я его не предавал и не подставлял. А если я перед ним в чем и виноват, то только в одном. В том, что не дал тогда ему по голове чем-то тяжелым, а после в бессознательном состоянии не отгрузил в машину, и не вывез из того проклятого Саблинска.

Вот после этой истории, кстати, я и перешел в отдел светской хроники. Пусть там работа скучная и для печени губительная, но зато никаких сюрпризов ждать не приходится. Ну, кроме разве невинного удивления от осознания того, что «вот тебе и на! И этот, оказывается, тоже из этих!»

А вот здесь, в игре, никто ничего такого сказать мне не сможет. И остановить тоже. Здесь можно идти до конца. До самого конца.

Точнее – такая возможность есть у всех игроков, кроме меня. Я, скорее всего, единственный игрок во всем «Файролле», которому теоретически могут ограничить свободу действий. Теоретически потому что на практике такого еще ни разу не было. Ни разу еще мне не сказали: «Туда не ходи и этого не делай». Но все когда-то бывает в первый раз, может, и такое случится.

Ну, а что до брата Юра… Для начала надо понять, чего он от меня хочет.

— Интриганом? – я изобразил на лице сомнение – Нет, такого я не думал. Умелым стратегом – считал. Большим хитрецом – тоже. Но интриганом – нет, и еще раз нет. Но крайне рад увидеть в вас еще и тонко чувствующего человека.

— Т-тот м-молодой человек, к-которого я когда-то в-встретил в одной из наших м-миссий вырос и окреп – со странной улыбкой произнес брат Юр – Это с од-дной стороны прекрасно, с д-другой… Т-тоже хорошо. Т-теперь мне не н-надо будет объяснять тебе проп-писные истины.

— Так что там по поводу богов? – поторопил его я – Давайте это обсудим, а то народ, похоже, уже натанцевался и скоро опять начнется сутолока вокруг нас.

— Д-дело в том, что моя п-принадлежность к Ордену исключает в-возможность общения с кем-либо из богов, с-сошедших с небес, к-кроме нашей повелительницы – веско произнес брат Юр – Т-таков наш устав, и д-даже я не могу д-данный пункт нарушить. Но у т-тебя-то руки не св-вязаны, правда? Т-тебе надо н-найти способ св-вязаться с Т-тиамат, и убедить ее в-вернуть П-лачущую богиню в наш м-мир.

 

Поздравляем вас игрок!

Вам предоставляется возможность выполнить цепочку эпических заданий «Повелительница сотен клинков».

Награды за прохождение всей цепочки заданий:

200 000 опыта;

300 000 золотых;

3 уровня;

Титул вольного гроссмейстера Ордена Плачущей Богини (с правом вступить в его ряды;)

Право голоса в Совете ордена Плачущей Богини;

Гарантированная помощь любого рыцаря ордена, в том случае, если вашей жизни угрожает опасность, а он находится рядом. В случае, если рыцарей несколько, на помощь вам придут они все;

Возможность один раз в две недели призывать к себе на помощь отряд рыцарей Ордена (не более 15 воинов за раз, но это будут самые лучшие и опытные из тех бойцов, что на момент вызова будут в наличии у магистра фон Ахенвальда);

Военная поддержка всего Ордена (с той оговоркой, что преследуемые вами цели не будут противоречить моральному кодексу рыцарей, а также не будут направлены на служение Тьме. Решение о том, помогать вам или нет в каждом конкретном случае будет принимать Совет Ордена);

Сетовый набор из 2 предметов, соответствующий классу игрока;

Повышение каждой из основных характеристик на 200 единиц;

Памятный знак «Рыцарь Ордена Плачущей Богини» (уникальный предмет);

Набор символики Ордена для украшения личной комнаты (при наличии таковой);

Титул «Проникающий в Великое Ничто»;

Титул «Друг Плачущей Богини»;

Важно!

В случае удачного завершения задания, вами будет получена дополнительная награда от Плачущей Богини. Размер и состав данной награды будет определяться ситуативно.

Внимание!

 В случае, если квест будет принят, а после провален, возможно ухудшение отношений с рыцарями Ордена Плачущей богини. В том случае, если вы откажетесь от выполнения данного квеста сами, то ваши отношения с Орденом приобретут статус «Вражда». 

Важно!

В том случае, если вы достигнете успеха в выполнении данного задания, отношение к вам со стороны других богов изрядно похолодеет.

Принять?»

 

Ох ты ж ё! Все как в народной поговорке: «Тех же щей, да пожиже влей». И, главное, условия здесь очень такие… Скользкие. Тогда, когда я Месмерту подряжался возвратить, тоже не сахар с мармеладом мне система выкатил, одно ограничение по времени чего стоило, но там все же попроще дела обстояли.

А тут, знаете ли…

Что если для возвращения этой самой Плачущей богини надо будет по второму разу проходить весь тот путь, что я уже одолел? Ну, с доставанием ингредиентов для костров и всем таким прочим? Нет, уж, это сразу лесом все идет! Второй раз я этот груз в гору не потащу. Пупок у меня развяжется.

Это если дело будет обстоять именно так.

Но вот что если все будет попроще? Возможен ведь и тот вариант, в котором мне скажут что-то вроде: «тропиночка в Великое Ничто уже протоптана».  То есть, возможно, там появилась некая прореха, через которую сюда можно вытащить дочурку Тиамат, ей на счастье, рыцарям на радость. И вот это совсем уже другое дело.

Нет, будь награды похуже, я бы и думать не стал, сразу «нет» ответил, но тут очень уж заманчивые перспективы открываются. Орден и так со мной дружен, а тут есть возможность его карманным войском сделать. Которое даже думать не станет, а просто пойдет воевать за мои интересы, не задумываясь и не сомневаясь.

Пятнадцать матерых рубак, которых можно признать себе на помощь в нужный момент – это очень, очень весомый аргумент. Алый Легион-то хорош, а тут…

И еще – богиня, которую я вытащу из Великого Ничто. Не самая сильная, не очень-то и могущественная, но – богиня. Изначально лояльно настроенная ко мне богиня, потому как я служу ее матери. Это хоть немного поменяет расклад сил, который сейчас не в мою пользу. Чемоша нет, Лилит, по ходу, все пофигу, Сэмади в бегах, ему не до меня. Зато Витар и Мессмерта очень сильно меня не любят и при случае непременно всадят мне нож глотку. Фигуральное выражение, но суть отражает точно. За меня же сейчас только Тиамат, да и то условно, у нее своих проблем выше крыши. А так появится еще одна высшая сущность, которой хоть на жизнь пожаловаться можно будет.

Но вот какая штука. Если я в это дело вписываюсь, идти придется до конца. Скажи я «нет» после принятия квеста, откажись от него – и все, Орден для меня потерян навеки. Хуже того — вместо уже имеющегося союзника я заполучу врага.

Принять этот квест, все равно что сыграть «all» за покерным столом. Либо все твое, либо ты в пролете.

А узнать, что же на самом деле меня ждет, я смогу только опытным путем. Исключительно им. Без вариантов. Все зависит от того, что скажет мне Тиамат. Только она знает, каков механизм возврата еще одной блудной богини оттуда, откуда нет дороги на этот свет.

А, может, и она не знает и мне еще придется тащиться куда-то ко всем чертям, добывать информацию.

Причем мне уже изначально понятно, что этим и кончится. Первый квест будет «послушай брата Юра», второй «изыщи возможность связаться с Тиамат», а третий как раз даст мне ответы на вопросы.

— Итак? – поторопил меня брат Юр и текст задания, так и висящий на интерфейсе тревожно мигнул – Т-твое решение?

Система торопит. Не любит она, когда игроки много думают и анализируют происходящее. Игра – вещь быстрая, не терпит промедлений.

А, может, и не игра торопится. Может, брат Юр меня вот таким образом прессингует. Вон, у него на лбу бисеринки пота появились, значит, нервничает казначей, ожидая моего ответа.

Кстати – подобное тоже в первый раз за все время вижу. Кого-кого, а его в растрепанных чувствах я не созерцал ни разу. Может, это и не брат Юр вовсе? Может, это оборотень какой в его обличие?

Или он на самом деле нервничает оттого, что ему крайне важно то, чтобы я заключил с ним эту сделку?

Вот только кто сможет с уверенностью сказать что верно? Если в деле замешан этот седой и невзрачный человек, то забудь о любых возможностях просчитать ситуацию и найти верный ответ. Его знает только он один, а ты всегда будешь только фигурой на шахматной доске.

Но, ради правды, следует отметить и тот факт, что брат Юр всегда платит по своим счетам.

И это в данном случае главное. Выходит, что пока наши пути совпадают.

Хотя есть в этом всем какая-то… Нет, не неправильность. Но некая недосказанность. Возможно, второе дно, которого я не вижу.

— Сделаю, что смогу – ответил ему я и нажал «Принять» — Но обещать ничего не стану.

Семь бед – один ответ. Но вот спинным мозгом чую, что в один прекрасный момент мне понадобятся все союзники, которых можно собрать под свои знамена. Не обойдется ведь без большой заварушки, никак не обойдется, конфликт континентального масштаба просто по определению мирно закончится не сможет. Слишком многие захотят откусить кусок от пирога, которым станет Раттермарк в самое ближайшее время. Едоков попроще да поплоше сожрут быстро или отправят под стол, крошки собирать и ими питаться. А вот все оставшиеся в один прекрасный момент начнут выяснять, чья доля пирога больше и вот тогда за моей спиной должны стоять все профессионалы войны, до которых я смогу дотянуться.

Возможен, конечно, вариант, при котором меня спишут в архив раньше, чем начнется Большая Дележка, но не думаю, что о такого дойдет. Не потому что я сильно хорош как игрок, просто за моей спиной стоит одна из богинь. Это мощный аргумент, прямо скажем.

А рыцари – это профессионалы. И пусть в случае большой войны решение об участии в ней будет принимать их Совет, я ничего не имею против. Вряд ли мне суждено встать на сторону Тьмы. Что-что, а это крайне маловероятно. Дело даже не в том, что я крайне высокоморальный человек, просто ту сторону возглавляет человек, на котором вот такими буквами написано «Главная мишень».

Нет, конечно есть еще вариант подобраться к нему в стиле Штирлица, но это совсем уж шпионские игры. Да и вряд ли Темных Властелинов глушат способами вроде коварных ударов кинжалом в бок. Он же повелитель Зла, а не герцог Бекингэм? И потом — что это за падение Тьмы, если оно не сопровождается массовыми побоищами, великими жертвами и извержениями вулканов? Традиции надо чтить.

Плюс, в случае удачного завершения дела у меня будет право голоса на Совете, это тоже серьезный козырь.

— Я б-был уверен, что ты п-примешь верное решение – брат Юр сплел пальцы рук в «замок» несколько раз качнулся с «носка» на пятку — Т-ты всегда знаешь, г-где есть место б-баловству, а где решаются с-серьезные вопросы. Те, которые могут оказ-зать серьезное в-влияние на твою б-будущность. И м-магистр фон Ахенвальд п-придерживается того же м-мнения.

— Приятно слышать такую лестную оценку моих способностей – я даже особо не стал скрывать иронию в своем голосе – Но на этом формальности можно и закончить. Перейдем к делу.

 

Вам предложено принять задание «Добрый совет»

Данное задание является стартовым в цепочке квестов «Повелительница сотен клинков»

Условие – выслушать советы брата Юра о том, как найти богиню Тиамат.

Награды:

5000 опыта;

Получение следующего квеста цепочки.

 

— А в-вот умению в-ведения переговоров тебе н-надо еще п-подучиться – назидательно произнес брат Юр – Н-но это ничего, это м-мы еще нав-верстаем.

Ну, сам факт предположения того, что времени для обучения у нас будет предостаточно, уже оптимистичен. Хотя некий червячок сомнения у меня по-прежнему внутри шевелился. Вроде бы все я сделал правильно, этот квест мне не менее выгоден, чем Ордену, но вот отчего возникает ощущение, что я упустил нечто очень важное, что слона-то я и не приметил?

— Учиться никогда не поздно – согласился с ним я – Так что мне надо знать? В разрезе нашего теперь уже общего дела?

— Тиамат г-грозная богиня – у брата Юра даже голос поменялся, таким серьезным он стал – Она не п-прощает ошибок, она не терпит с-слабости и н-непочтительности. З-запомни это накрепко. Оставь свои об-бычные ш-шуточки, общаясь с ней, ин-наче может выйти т-так, что останки для т-твоих похорон нам п-придется отыскивать д-долго-долго. И нет г-гарантий, что мы их н-найдем.

Надо будет потом Тиамат рассказать, что о ней люди говорят. Нет, женщина она серьезная, но не настолько, как считает брат Юр. Хотя, конечно, вести себя с этой дамой так, как когда-то с Месмертой, я не рискну, что есть, то есть.

— Самые верные с-слуги Тиамат – з-змеи – брат Юр поморшился – И проще всего достучаться до этой б-богини именно из т-тех мест, которые они облюбов-вали для своего обитания.

— В гадючье гнездо залезть, что ли? – брезгливо поинтересовался я – Брррр… Гадость какая!

— Р-редкая – согласился со мной брат Юр – Я с-сам, знаешь ли, этих скользких и шипящих сущ-ществ не люблю. Очень уж они… Неприятные. Д-да еще и ядовитые. Но – н-надо. Ничего не под-делаешь. Да и в г-гадючье гнездо лезть не понадобится. Это, б-было бы слишком п-просто. Эдак л-любой мог бы мог залезть в б-ближайший овраг, где з-змеи ползают, и б-богине душу излить. Н-нет, тут н-нужно специальное м-место, где жили не п-просто змеи, а самые верные с-слуги Тиамат.

— Слуги? – насторожился я – Какие-то особо крупные и ядовитые гадины?

Если он о храме в джунглях, где проживает та здоровенная тварюка с треугольной головой – не пойду. Хоть стреляйте. Хоть из «Радеона» увольняйте – не пойду. Я тогда чуть не сдох от страха, да и потом, в реальной жизни вспоминая этот случай, неприятную пустоту в животе ощущал.

— Особо к-крупные – покивал брат Юр – Но не сильно яд-довитые. Нет, их з-зубы, говорят, обладали особым в-видом яда, губ-бительным не только для людей, но д-даже и для м-магов, которых, как из-звестно, отрава не б-берет. Еще они могли п-плавить магические п-предметы, которые обычный огонь д-даже раскалиться не з-заставит.

А я понял, о ком идет речь. Да ладно, он это серьезно?

— Д-драконы – еле слышно шепнул мне на ухо брат Юр – Они б-были ее п-первым и самым любимым т-творением. Она в-вложила в них то, что люди называют д-душой, а боги п-промыслом. И почти в-все они п-погибли после ее ух-хода. Какие-то от рук л-людей, но в б-большинстве своем они п-просто не захотели ж-жить без с-создательницы. Они не в-видели в этом смысла, п-потому взмывали ввысь, а после, с-сложив крылья, б-бросались на острые с-скалы в тех м-местах, которые мы, л-люди, называем Сумакийскими г-горами. Кое-какие из тех скал, п-помнящих неистовство, горе и с-смерть последних д-драконов, целы и по сей д-день. К-камень сильнее времени и к-крепче памяти.

— И не только все вышеперечисленное эти камни помнят – продолжил я его мысль – Кровь, да брат Юр? Они помнят их кровь.

— Им-менно – удовлетворенно улыбнулся брат Юр – П-память крови. Богиня не может не от-ткликнуться на зов из такого м-места, особенно если п-подкрепить его искренней м-мольбой. Она непременно п-придет. Ну, а п-после все б-будет зависеть от твоего красн-норечия.

 

Вам предложено принять задание «Место силы»

Данное задание является вторым в цепочке квестов «Повелительница сотен клинков»

Условие – найти то место, о котором говорил брат Юр.

Награды:

5000 опыта;

Получение следующего квеста цепочки.

Примечание.

Игрок Хейген, непосредственно вы можете использовать альтернативные пути выполнения данного квеста.

 

Ага, карт-бланш мне дали. Это удачно. Если честно, тащиться куда-то в Сумакийские горы мне совершенно не хочется. Нет, я там бывал, и теперь мне не нужен «Великий Подземник», чтобы до них добраться, но при этом я представляю себе огромность этой горной системы. Может, эти самые скалы и рядом с хижиной старика Орта находятся, а, может, и нет.

Но это не значит, что я не хочу знать, где это самое место расположено. Кровь драконов – это серьезно. Вот даю рубль за сто, что на каких-то скалах точно можно найти ее потеки, и соскрести остатки этого редчайшего ингредиента в пузырек. Да еще и квест получить, возможно, даже редкий или эпический.

А можно просто продать данную информацию, и не обязательно за деньги. Вот только надо выяснить, где это место точно находится.

— Сумаки огромны – покачал я головой – По ним годами бродить можно, а искомого так и не найти. Или пройти мимо, не зная, что уже пришел туда, куда надо.

— К-карта – брат Юр засунул руку под рясу, а после протянул мне перевязанный красной ленточкой свиток – Н-нужное место отмечено к-крестиком. И п-помни – мольба должна б-быть искренней и идти от с-сердца. Тиамат п-прекрасно чует ложь и безжалостно к-карает тех, кто позволяет с-себе ее обманывать. К-как, кстати, и н-наш Орден.

Дзиинь!

 

«Дополнительная информация по квесту «Место силы»

Вами получена документ, на котором отмечено место, найдя которое вы сможете быстрее выполнить данное задание. Отметка из данного документа уже перенесена на вашу интерактивную встроенную карту»

 

Вот и славно. Пусть будет.

— Понял, не дурак – деловито заверил его я.

— И не т-тяни – постучал указательным пальцем мне по груди брат Юр – М-мир стал хрупок как стены сосуда, и скоро все в-вокруг начнет р-рушиться. Д-дороги, еще сегодня б-безопасные, станут н-непроходимыми, а мирные д-долины превратятся в п-плацдармы. Т-те, кто прячется от п-перемен, все еще не желают этого в-видеть и осознавать, но это ф-факт, п-поверь мне. И скоро он п-получит подтверждение. Так что – спеши!

— Хорошо – уже без шутовства ответил я – Не стану затягивать.

— В-вот и славно – брат Юр расплылся в улыбке – А теперь иди, в-веселись. П-пока это еще в-возможно и д-даже необходимо. К-как там б-было? «М-мы веселы, пока ммолоды». А м-мне еще кое-куда надо успеть. Д-дела, знаешь ли. Д-дела!

Я даже рот открыть не успел, как казначей махнул свитком перемещения, который невесть когда умудрился достать, и исчез в портальной вспышке.

— Ни тебе «здрасьте», ни тебе «до свиданьица» — пробормотал я и пошел к столам, по дороге отмахиваясь от сокланов, которые предлагали то с ними выпить, то потанцевать.

Веселье меня больше не интересовало, тем более, что каких-либо ощутимых благ клану второй день не принес. Судя по всему, награды за него не полагались, ни групповые, ни индивидуальные.

Вот что, к слову, любопытно – а чего это фея, которая любит поорать по любому поводу и даже без него, так спокойно отнеслась к тому, что ей золотистый плащик не дали? Не знаю, как кого, а меня это лично настораживает.

Может, лучше не брать ее завтра с собой, от греха?

Впрочем, с Трень-Брень мысли у меня быстро перескочили обратно, на вновь полученное задание. Точнее – на некие частности, те, что где-то в Сумакийских горах расположены.

Точнее – на их краю. Южном. Это я выяснил, раскрыв карту.

Что приятно – белых пятен на ней почти не осталось, исключения составляли только часть джунглей Юга и северные нехоженые долины. Впрочем, и там, и там делать один хрен нечего.

Так вот – скалы, о которые драконы бились. А я ведь был не так и далеко от них. Это, повторюсь, южный край Сумаков, тот, что совсем недалеко от моей исторической родины, города Тронье. Более того – если я когда-нибудь надумаю это место посетить, оттуда и надо будет к цели выдвигаться. Уверен, что со стороны гор проход к этим скалам искать замучаешься, а вот со стороны моря подойти можно будет попробовать. Не может там не быть какой-нибудь бухточки.

Кровь драконов. Очень, очень интересно.

Стоп.

Тиамат – мать драконов.

Драконов, так ее растак.

А кто может знать все про своих детей, как не их мать? Про каждого из них. От первого до последнего.

Последнего Великого Дракона. Того, что оставил по себе долгую память и квест, про который каждый слышал, но никто никогда его не выполнил.

Голову даю на заклад, что если очень-очень поднапрячься, то из Тиамат реально вышибить место успокоения этого звероящера. Естественно, по достижению определенной репутации с ней. А там, где лежат кости этой рептилии, наверняка находится и подсказка по тому самому заданию.

Правда, боюсь, скоро он перестанет быть игровым Священным Граалем. Как только Странник вскарабкается на Черный Трон, а боги войдут в силу, все мигом забудут про и про Великого Дракона, и про то, что сулил его квест. Такие вещи хороши для мирного времени, когда кланы от скуки обиды друг на друга выдумывают, а потом сами в них и верят. И враждуют после исключительно в спортивно-оздоровительных целях, чтобы кровь не застаивалась.

А как паленым запахнет, все как волки вскинутся. Хорошая война – время передела границ, какие бы они не были, и забавы мирного времени в эту пору не котируются.

От этих мыслей меня отвлекла Кролина, которая подволокла ко мне за руку рослого игрока в доспехах, явно выкованных мастерами Севера, причем на заказ.

— Это Арвальд – ткнула моя заместительница парня в нагрудник пальцем – Зачисляй его в наш клан!

— Вот ты шустрая – поразился я – А может Арвальд этого не хочет?

— Я хочу – пробасил парень – И даже очень. Вы дружбу с кенигом Севера водите, я знаю. Ну, ваш клан. Вроде как у вас в нем и НПС оттуда есть, и потом вон, Морские Короли тоже на свадьбе были.

— Ролеплейщик? – уточнил я.

— Не то, чтобы… — Арвальд повертел пальцами в воздухе – Так, немного. А это плохо? Не подхожу?

— Нам? – усмехнулся я – Нет, это-то как раз не показатель.

И я обвел рукой свадебный            луг, на котором резвились мои сокланы. Трень-Брень под веселые ритмы музыки, более всего напоминавшей «польку», танцевала медленный танец с Вайлериусом, причем нежно прижимаясь к его щеке и болтая ногами в воздухе, гномы и Флоси водили хоровод вокруг груды пустых винных бочек, Кэйл Броунинг сидел на травке напротив фон Рихтера и время от времени бил его в нагрудник кулаком, уж не знаю с какой целью. Фон Рихтера, по крайней мере, это веселило, после каждого удара он заливался счастливым детским смехом.

И это я молчу про Сайрин, Мысь и других достойных людей из клана «Линдс-Лохен».

Да что там, по нам всем психиатрическая лечебница плачет, включая меня, лидера.

Кстати – а где пронырливая журналистка Тень? Что-то не видать ее.

Странно.

— Нет, приятель, все в порядке – повторил я – Кро, ты за него ручаешься? Точно?

— Я пьяненькая – сообщила мне заместительница – Но я себя контролирую. Он то, что надо!

Ну, а почему нет? Шестидесятый уровень, боец и вроде нормальный парень.

А тайн у меня в клане все одно никаких нет. Вынюхивать нечего. У нас все на виду.

— Быть посему! – согласился я, и мой клан стал на одного человека больше.

Собственно, вот на этой ноте я и закончил игру на сегодня.

Вообще, неплохо было бы напомнить всем, что завтра в десять общий сбор, только вот толку в этом особого не будет.

Так что я ограничился тем, что сообщил это Арвальду, который, похоже, завтра и станет моим единственным спутником, а после нажал «Логаут».

И почти сразу об этом пожалел. Точнее – сразу, как вылез из капсулы и увидел лицо Вики.

Оно было слишком добрым, а ее взгляд был слишком ласковым. Сочетание этих двух вещей означает одно – где-то я накосячил. И сильно.

Но где? И захоти – не получилось бы. Потому как некогда?

Может, ей рассказали, что я в игре с Шелестовой целовался?

Но кто? Костик? Да нет, он же не смертник.

Впрочем, все выяснилось довольно быстро, Вика, похоже, не намерена была откладывать разбор полетов надолго…

АП-12 Глава седьмая: 5 комментариев

  1. Охх и рано Вы заканчиваете эту серию книг. По моему тут ечть еще где разгуляться. Неужели у Вас закончились свежие идеи, и Вы боитесь что серия станет затянутой и неинтересной? Ой не знаю. Читаю каждую главу взахлеб, и после прочтения, хочется чтобы эта история не заканчивалась…

    1. Согласен. По мне, так последней книги хватило бы на 2 тома, в ней еще очень много для чего место нашлось. Открытый финал это конечно здорово, но уж очень часто чувство незавершенности после этого остаётся сильным.

Добавить комментарий

Войти с помощью: