Шрифт:
С засечками
Без засечек
| Ширина:
| Фон:

«Чужая сила» Глава шестнадцатая

                                             Глава шестнадцатая

 

Прогулки по лесу и днем не всегда самое комфортное времяпровождение, вечером же они и вовсе превращаются в некое подобие экстрима. Корней деревьев не видать, ветви то и дело норовят тебя хлестнуть по лицу, да еще и роса выпадает. Если ты в резиновых сапогах – то еще ничего, но если в кроссовках, как я, то неприятные ощущения тебе гарантированы. Нет, город все-таки расслабляет человека, он отвыкает от того, что не везде лежит асфальт и кое-где надо пользоваться не только брендовой обувью.

Я шагал невесть куда, при этом точно зная, что направление выбрано верно. Тревоги как не было тогда, на тропинке, так и не появилось сейчас. Откуда я знал, что со мною ничего плохого не случится? Знал – и все тут. Ощущение шло изнутри, и я догадывался, что именно давало мне эту уверенность.

Сила заявила о себе. В первый раз за все время она это сделала сама. И надо быть дураком, чтобы ей не подчиниться. Во-первых, неизвестно, повторится ли еще подобное. Во-вторых – кто знает, как она на отказ отреагирует? А ну как сочтет меня профнепригодным, и тогда кааааак… И все. Со святыми упокой.

Нет уж. Лучше пойду туда, куда меня ведут. Уверен, что это не путь на бойню, нет силе в этом интереса.

В какой-то момент я миновал премиленькую березовую рощу, совершенно очаровательную даже в сумерках, и вышел на полянку, которую уже затянул вечерний туман.

Хотя что-то неправильное в этом тумане имелось. Был он уж очень густ, даже для этого времени. И потом – дождей здесь уже неделю как не выпадало, я слышал, как бате про это сосед дядя Витя говорил. Так откуда он такой плотный взялся? Ладно бы понизу стелился, это нормально, но вот эдакий, в котором ни земли, ни неба толком не видно?

Я миновал последние березы и остановился, не решаясь ступить в влажную густоту, лежащую впереди. Та, в свою очередь, словно учуяла мое присутствие и потянулась ко мне.

Именно в этот момент ко мне пришло понимание того, что путь сквозь лес окончен, я добрался туда, куда должен был. Внутренний навигатор одномоментно отключился, я остался с туманом один на один.

И что теперь?

Туман обвил мои ноги, он словно трогал меня, изучал, исследовал.

Я не мешал ему это делать. Зачем? Но руку на нож, который висел на поясе, положил. Ощущения – это прекрасно, но немножко уверенности, которую любому мужчине придает оружие, мне не помешает. Знающие (действительно знающие) люди говорили мне, что это все только иллюзия, которую мы сами себе создаем, и оружие в руках неумехи может что-то сделать только в голливудских фильмах, но тем не менее – мне так спокойнее.

А еще я обратил внимание на то, что туман этот не просто глухое марево, что он неоднороден. Хотя это не то слово… Как объяснить-то? Хороший туман, он как и облака на небе, иногда создает забавнейшие фигуры, похожие то на слона, то на замок, то даже на кенгуру. Но здесь было другое. То, что различили мои глаза, было больше похоже на человеческие фигуры. Но это не были очертания людей, бродящих в синеватой мгле. Это были скорее их контурные обозначения, туманные сгустки. Можно даже сказать – тени, хоть в данном случае это и звучит достаточно абсурдно.

— Эй! – подал голос я, немного подумав – Я вас вижу.

Фигуры дернулись, перемешавшись с серо-светлыми клубами, а после одна из них, теперь уже четко различимая, вынырнула прямо передо мной.

Это точно был не человек. И не призрак. Никаких саванов, злобных глаз, призрачных цепей — ничего такого. Просто облачко тумана, которое протянуло ко мне то, что условно можно было назвать рукой.

Страха по-прежнему не было. Да и с чего бы? Туман и есть туман. Дунет ветер – и нет его. Призрака – да, я возможно и испугался бы. Хотя – тоже не факт. Последние недели, наполненные приключениями в сфере сверхъестественного, и особенно чтение записок моих предшественников, порядком расшатали мои представления об этом мире. Они, разумеется, не изменили мою личность, но кое-что для меня в системе координат поменялось.

Да и силе, что привела меня сюда, я все же доверял.

Потому, хоть и не без некоторого душевного трепета, но я протянул свою руку туманной фигуре.

Мои пальцы прошли сквозь нее, ощутив холод, а после я услышал голос, тихий, печальный и еле различимый.

— Отпусти меня. Я устала. Отпусти. Открой врата, укажи путь.

Голос этот звучал не наяву, это мне стало ясно сразу. Он был у меня в голове.

Еще одна фигура присоединилась к первой, и мою руку оплела еще одна туманная прядка.

— Путь – этот голос был чуть громче и явно принадлежал мужчине – Нам нужен путь. Помоги.

Мне отчего-то стало жалко эти бесплотные тени, живущие в утренней и вечерней серости. Вот жалко – и все тут.

— Рад бы помочь – ответил я им – Но не знаю как. Правда, не знаю.

— Отпусти – уже не два и не три, а с десяток голосов зазвучали в моей голове – Ты можешь.

— Кабы мог – отпустил бы – заверил я их – Вы мне скажите – что делать надо?

— Отпустить нас – с готовностью отозвались туманные обитатели.

Не знаю, кем они были раньше, но сейчас, после подобной не-жизни, эти бывшие люди порядком отупели.

— Это что тут такое? – березки покачнулись, из них на поляну буквально выкатился лесной хозяин и замахал руками – А ну – брысь отсюда! Не троньте его!

— Да они ничего такого и не делали – заступился я за туманные фигуры, скрывшиеся в мареве, которое немедленно начало светлеть – Мы просто разговаривали. Скажите, а это кто вообще был? Нет, что бывшие люди – это понятно, я не совсем дурак. Они вообще кто – мороки? Или все-таки привидения?

— Приведений не бывает – лесной хозяин еще раз взмахнул руками, дунул и на моих глазах туман за секунду превратился в легкую дымку, сквозь которую я увидел деревья на другой стороне поляны и совсем уже почерневшее ночное небо над головой. Звезды на нем были, а луны не имелось, ее закрыла тучка – А это духи. Здесь же когда-то, очень давно, было кладбище. Ты его не видишь, но поверь – оно тут, на этой поляне. Лес его поглотил, вместе с надгробиями и всем остальным. Лес, паря, он все может забрать, дай ему только время на это.

— Кладбище? – я поверил в слова старичка, но все равно, глядя на ровную зеленую поляну, не мог себе этого представить – Однако. И сколько же тут эти духи обитают?

— Давно – лесной хозяин огладил бороду – Вон, видишь там дуб? Когда его посадили, деревни, в которой жили когда-то похороненные здесь, уже не было. Сожгли ее литвины, вот как. А потом, когда порядок в державе наступил, отстраивать никто ничего не стал, больно много тут крови пролилось. Нехорошее это место стало. Вот так и вышло – люди от него отказались, а я его себе и забрал, березки посадил, елочки. Но поляну с могилами трогать не стал. Не можно этого делать.

Дуб был внушительный, неохватный. Литвины. Я почесал затылок, вспоминая уроки истории. Помню, что поляки в Смутное время как раз с литовцами объединялись. Тогда жители этой сегодня маленькой прибалтийской страны были довольно серьезными вояками, вроде так нам учитель говорил. Выходит – где-то четыре века этому погосту? Тогда понятно.

— Я их не люблю – продолжал тем временем лесной хозяин, как видно говоря об увиденных мной тенях – Они путников иногда в топи заманивают, особенно по осени. Им болотник, вишь, милее меня. Осерчают на то, что он их не слышит и давай его по лесу кружить. По одиночке-то они никто, а если вместе, то какого-нибудь пьяненького бедолагу могут и сбить с пути. Вон, и тебя чуть не закружили.

— Да нет – возразил я – Ничего такого не было. Они меня просили их отпустить, про какой-то путь спрашивали. А чтобы куда-то вести, манить – не было ничего такого.

— О как! – лесной хозяин ухмыльнулся – Ну, паря, можешь больше голову свою не ломать, и о том, какая ведьмачья стезя тебя ждет, не гадать. Быть тебе ходящим близ Смерти.

— А поподробней? – подобрался я.

— Мертвых не обманешь – объяснил мне лесной хозяин – Те, что здесь лежат – они на земле застряли по какой-то причине. Может, замешкались в нужный момент, может, удержало их что-то. Всякое случается. От могил им никуда, где лежат – там и живут. И наверх тоже никак. Все, раз опоздал, значит опоздал. Но шанс – он есть всегда и у всех. Вот ты – их шанс. Ты можешь им дорогу открыть, отпустить их туда. Или туда. Кому что отписано.

И лесной хозяин сначала ткнул пальцем вверх, в небо, а потом показал на землю. Я понял, что он хотел сказать.

— А можешь не отпустить – продолжил но – Я так-то точно не знаю, но слышал кое-что о том, что иные ведьмаки себе такие тени на службу ставят. Мол, отработай лет пять, а потом дорогу укажу.

— Так им же отсюда никуда – я показал на поляну – Вы же сами говорили? Как же их с собой забрать?

— Без тебя – никуда – мотнул бородой старичок – А с тобой – запросто.

— Интересное кино – я потер подбородок – Есть о чем подумать.

— Но ты имей в виду, не все так просто – поправил кепку лесной хозяин – Это здесь вон, десяток неприкаянных бестелесных мотается, как это самое в проруби. А так при каждом погосте, том что правильный, с оградой, с могилками, свой хозяин имеется. И ему совсем ни к чему, чтобы какой-то ведьмак его подданных на волю выпускал или себе служить заставлял. Не любят они этого.

Сколько информации сразу. И какой интересной.

— Ладно, паря, домой тебе пора – лесной хозяин мотнул головой, и я увидел, как трава, на которой поблескивали капли росы, словно раздвинулась в стороны и между березами зазмеилась еле различимая тропинка – Давай-ка я тебя до опушки провожу, а то еще в болото забредешь.

— Благодарю – радостно согласился я, в надежде на то, что по дороге еще что-то у старичка вызнаю.

И зря надеялся. На все мои вопросы он отвечал односложно, а после и вовсе сказал:

— Ты меня не пытай, паря, и так я тебе лишнего наговорил. Ты смекай, о чем речь — у каждого есть свое место и дело в этой жизни. Мое – лес, про него хоть что спрашивай, все расскажу. Ну, или почти все. И даже показать могу. А про ведьмачье – у своих выясняй.

— Было бы у кого – вызнал бы – вздохнул я – Не у кого. Сила мне случайно досталась, вот какая штука.

— Случайно в этой жизни только кукушка яйцо в чужое гнездо подкладывает – назидательно произнес лесной хозяин – Какое первое ей подвернется, туда и пристраивает. А все остальное неслучайно. Коли досталась тебе она – значит, на то причина была. Ты же сюда пришел, в мой лес? И на поляну ту попал. Случайно? То-то и оно. Что же до знаний – скажу тебе так. Если на заднице сидеть будешь, да себя жалеть – ничего у тебя не выйдет. Ты не жди, что придут, да разжуют, да в рот положат. Знаешь, как у нас говорят? Как потопаешь, так и полопаешь. Понял меня?

— Понял – я испытывал все большую симпатию к этому старичку – Чего не понять?

Больше я его донимать не стал. Не стоит будить лихо, пока оно тихо. Ничего, в интернете полазаю, книгу почитаю. Еще Захар Петрович мне сказал тогда, ночью, что был среди предшественников один, которые с мертвыми вожжался. Вот его записи и надо искать теперь.

— Если на кладбище пойдешь – осторожней там – уже на самой опушке сказал мне он – Мои-то тихие, а там – кто знает, какие будут. Я разные рассказы слышал. И вот еще что – имя свое никому не называй, как туда зайдешь. Кто бы ни спрашивал – не называй. Имя – оно как ключ к дому. Если есть он у тебя, то открывай дверь да хозяйничай. Простым-то людям на погостах бояться нечего, что с них возьмешь? Но ты-то уже не простой, ты уже видишь то, что иным не дано, потому ты не просто посетитель, ты лакомый кусок для иных тамошних обитателей. Будь ты при силе – все бы ничего, но пока она твоей не станет, тебе не защита.

— Спасибо – я поклонился старичку в пояс – И за совет спасибо, и за помощь.

— Ладно уж – лесной хозяин довольно фыркнул – Глянулся ты мне, парень. Да и помню я тебя еще мальцом, ты гнезда не разорял, костры не жег. Я ведь всех вас помню, сколько ни было. Вы в лесу шумите – и мне веселее. А нынешние почти не ходят, все по домам сидят.

— Это да – признал я – Цифровое поколение.

Этих слов мой собеседник, похоже, не понял, но кивнул, соглашаясь.

— Держи – протянул он мне лукошко, которое невесть откуда появилось у него в руках – Если их со сметаной пожарить, то хороши будут.

Лукошко было доверху наполнено белыми грибами, причем отборными, один к одному. И наверняка ни в одном не червоточинки не будет.

— Можно я еще как-нибудь загляну? – спросил я у лесного хозяина – Просто так, поболтать?

— Заходи – радушно ответил тот – Рад буду. Да и тебе это на пользу, при твоем ремесле. Ведьмак – он в любом случае зельевар, а у меня тут и травки разные есть, и корешки. Поделюсь, не сомневайся. Опять же – как в силу войдешь, так может этих моих отпустишь. Надоели они мне за эти годы – сил нет. И ноют, и ноют…

Появилось у меня подозрение, что дело здесь не только в том, что они ноют, но и в том, что с эти духи с болотником спутались, но высказывать вслух я их не стал.

Попрощавшись с лесным хозяином, я отошел от леса шагов на десять и повернулся. На опушке уже никого не было.

А через три минуты я уже был на улице родного СНТ. Вот так все просто – полсотни шагов и все. Там темный лес, туманы над полянами и забавный старичок, помнящий Смутное время,  тут дорога из асфальтовой крошки, фонари на перекрестках и музыка из-за заборов. Только и делов – открыть и закрыть калитку, отделяющую тот мир от этого. Хотя – тот, этот… Ерунда это все. Просто они помнят, что и как было раньше, а мы забыли, вот и все.

Бодро шагал по улице, я осознавал, что точно не зря сюда приехал. Столько всего нового узнал, да плюс сила дала о себе знать. Прямо вот удачно. А что клад не нашел – да и ладно, шут с ним. Считай, что лишней мороки на свою голову не приобрел. Я реалист и прекрасно понимаю, что вот так запросто найденное золотишко или украшения не реализуешь. А сдавать что-то государству – проблем не оберешься. Так что – нет – и не надо. Вон, полтинник серебряный как сувенир мне достался и его достаточно. И настроение портила только мысль о маме. Мне было перед ней немного совестно, она уже наверняка совсем извелась по причине моего отсутствия. Нет, батя ей гарантированно сказал, что я, скорее всего, подался на тот конец поселка, к старым приятелям и сейчас с ними пиво пью. Но все равно – некрасиво. Да еще и как назло телефон с собой не взял.

Я прибавил шаг, планируя через пару минут уже открыть калитку, ведущую к родному дому. И зря планировал, потому что, повернув на свою улицу, я нос к носу столкнулся с до боли мне знакомым человеком, которого особо видеть я не хотел. И не особо тоже.

— Мое почтение, дражайшая Полина Олеговна – собрав всю отпущенную мне богом слащавость и отвешивая шутовской поклон, сказал я моложавой женщине с осанкой императрицы, которая чуть скривившись, смотрела на меня – Как дела? Как прошлой ночью почивалось? Единорог не приснился ли?

Это была мама моей бывшей. Ее дача находилась совсем неподалеку от нашей, на соседней улице. Мы со Светкой, собственно, тут и познакомились, еще в детстве. Мне было двенадцать, ей десять. Хотя в те славные годы я на нее внимания совершенно не обращал, у меня были дела поважнее – в компании пацанов по чужим садам лазать, на «велике» гонять, на озере окуней ловить и все тому подобное. Какая там девчонка с вечно облупленным носом? Мало их, что ли, по улицам бегает, и в нашу компанию просится?

Потом я долго сюда не ездил, поскольку в Москве было время проводить намного интереснее. Точнее – бывал наскоками, вот как сегодня. Приехал со своими, дела поделал и уехал, причем частенько в тот же день.

Вот в один из таких визитов я и увидел Светку. И пропал.

Как сейчас помню – шла она по улице в пестром сарафанчике выше колен,  улыбаясь неизвестно чему, и солнце подсвечивало ее светлые волосы. Девушка мечты – по-другому не скажешь. Моей конкретно мечты.

Естественно, в тот день я никуда не уехал, выяснил, что эта красавица дочка Полины Олеговны с соседней улицы, и вечером рванул штурмовать эту крепость.

И добился своего. Нет, сначала Светка от души отыгралась на мне за золотое детство, и то, что я тогда ее игнорировал, потом поизображала из себя неприступную красавицу, потом мы погуляли по ночному поселку, потом встретились уже в Москве – и раз, и второй, и третий. А потом как-то она у меня осталась ночевать. И в результате мы поженились.

Собственно, это конец истории. За словами «поженились» ничего хорошего уже толком не случилось. Потом были только скандалы, интриги, расследования. И женщина, стоящая передо мной, как мне думается, приложила к этому свою руку.

— Давно тебя не было видно – звучным голосом ответила мне бывшая теща – Про родителей совсем забыл. Хотя – с кем я об этом говорю? Ты всегда только о себе думал.

— Полина Олеговна, скажите, если вы в течении дня что-нибудь назидательное не произнесете, то заснуть сможете? – в данном случае наигрыша или желания ее задеть у меня не было. Мне правда это было давно интересно – Не будет ощущения того, что день прошел зря?

— Знаешь, Саша, если я за свою жизнь… — тоже без малейшего надрыва и назидательности в голосе начала было излагать свой ответ бывшая теща, но здесь случилось то, чего я даже не ожидал.

Облако, скрывавшее ночное светило, наконец-то уползло в сторону, и все залило серебристое сияние. На нашей улице фонарей нет, народ дружно сказал в свое время, что нам они не нужны, мол, и без них хорошо. Так и есть – хорошо. И звезды видно, и электрический свет лунный не затеняет.

— Опа! – клянусь, у меня впервые в жизни чуть и вправду не отвисла челюсть от удивления – Ну ничего себе! Полина Олеговна, честно скажу – я вас много раз ведьмой называл, но никогда не думал, что настолько прав окажусь.

Лунный свет упал на лицо моей тещи, и оно разом постарело. Нет-нет, она не превратилась в страхолюду, вроде той болотной пакости в парке. Она просто стала выглядеть так, как и положено на шестом десятке. Кожа стала дрябловатой, а не гладкой, прорезались многочисленные  морщины, да и ее всегдашний румянец куда-то подевался.

А я все гадал – как она умудряется так хорошо всегда выглядеть? На подтяжки вроде сроду не ходила, Светка бы такое не утаила, а личико как у юной принцессы даже по утрам. Ларчик-то просто открывался.

— Вот же – бывшая теща, похоже, была удивлена не меньше моего – Недаром ты мне никогда не нравился. Правда я полагала, что из тебя ничего путного не получится, а на деле все вышло еще хуже. Хотя… Постой-ка.

Она сделала один шаг, подходя ко мне поближе.

— Не-не-не – я перехватил лукошко левой рукой, а правую положил на нож – Полина Олеговна, не надо. Лучше даже не пытайтесь. Я вас не люблю, да, если честно, даже и не уважаю, но все равно убивать не хочу. Вы же знаете, что это за клинок? Вижу, знаете. У нас есть пусть и не очень хорошее, но все-таки общее прошлое. Давайте не будем ломать до конца то, что от него осталось. Сразу говорю – если дело дойдет до драки, я себя просто так убивать не дам, даже не сомневайтесь. Мне ваше племя давно поперек горла стоит!

— Да ты чего? – теща повертела пальцем у виска – Саша, даже в мыслях не было. Не секрет, что и я тебя всегда терпеть не могла, но чтобы такое… Само подумай – у меня ведь была масса возможностей сгубить тебя еще тогда. Порчу навести или что-нибудьв еду подсыпать. Но не стала же я этого делать?. Клянусь тебе, даже и не думала о таком!

И ведь, похоже, не врала.

— Зато я теперь отлично понимаю, отчего мы со Светкой расстались – усмехнулся я – И не говорите, что руку не приложили к этому.

— Приложила – даже не стала спорить бывшая теща – Сначала не получалось, она очень сильно тебя любила, все заговоры не возымели бы силы. Прозевала я тот момент, когда вы сошлись так сильно. Кабы в зародыше придавила эту любовь, так и не было бы этой проблемы. Я себя потом за это долго корила. Но ничего, я ее чувства к тебе со временем подточила – тут слово, там намек – и все, пошли у Светы сомнения. Ну, а потом…

— Суп с котом – оборвал ее я – Понял я все.

— Саша, вы не пара были друг другу – неожиданно мягко сказала Полина Олеговна – Не в том смысле, что ты хуже или глупее чем она. Или – рожей не вышел. Нет. Просто не вышло бы у вас ничего, понимаешь? Не половинки, прости за банальность. А сейчас ты вообще стал одним из тех, кто ходит под Луной. Что бы это была за жизнь?

— Наша – резко произнес я – Это была бы наша жизнь. Может, вы и правы, ничего у нас не вышло бы. Но это мы должны были понять сами.

— Она моя дочь – голос моей бывшей тещи похолодел – И я буду решать ее судьбу.

— Конечно – покивал я – С этим вы отлично справляетесь. И две жизни проживаете – свою и ее. Вот только жалко, что Светка так и не сможет понять, какая она, настоящая жизнь. Ладно, что из пустого в порожнее переливать, было и прошло.

— Верно – одобрила мои слова Полина Олеговна, чуть ли не впервые в жизни – Так и есть. Все давно прогорело, даже золы не осталось. Давай просто попрощаемся и пойдем каждый своей дорогой. А еще лучше – забудем, что вообще виделись.

— Хорошая мысль – одобрил я ее слова – Но на тот случай, если память вернется, я вам скажу так – коли сунетесь ко мне, то не обессудьте, нож пущу в ход без сомнений. Я вашу сестру знаю, сталкивался уже, вам доверия нет. Не конкретно вам, а ведьмам вообще. Так своим остальным и передайте.

— Саш, да не говори ты глупости – всплеснула руками Полина Олеговна – Каким остальным? У нас тут только я да Жанна Петровна. Ну, помнишь с «Ландышевой» такая милая женщина?

Жанну Петровну я помнил. И еще раз поразился, как они ловко маскируются. Там же старушка — божий одуванчик. Тихая, спокойная, цветник у нее еще огромный, на весь наш СНТ известный. И на тебе – она тоже из этого племени.

— Мы никуда не лезем, мы никому не вредим, мы просто живем с тем, что нам досталось – продолжала Полина Олеговна свои речи, причем это звучало так, будто она меня в чем-то хотела убедить – Молоко у коров не сцеживаем, зла не творим, на шабаши не летаем. Мы даже в сорок не оборачиваемся, не умеем, не дано нам этого. Да нам ничего такого и не надо, что она, что я хотим свой век спокойно дожить и легко умереть, не думая, кому свои грехи передать. За мной только одно и водится —  иногда у молоденьких девушек, что ко мне гадать ходят, отщепну по крупинке молодости для себя – и все. По крупинке, Саша, не больше.

Теперь понятно, отчего она всегда так хорошо выглядит.

— Да мне все равно – ответил я ей – Мое дело предупредить.

— Но забавно получилось – Полина Олеговна поправила волосы – Саша Смолин, мой бывший зять, оказался ведьмаком. Кто бы мог подумать?

— Зато у меня почти с самого начала не было сомнений в вашей сущности – я криво улыбнулся – Простите, что повторяюсь.

Полина Олеговна что-то хотела сказать, но не успела – скрипнула калитка у моего дома, и я услышал голос мамы:

— Саша, это ты там? Ты где пропал? Я места себе не нахожу!

— Лен, это я его задержала – подала голос Полина Олеговна, глядя мне в глаза – Сейчас он идет уже.

— Здравствуй, Полина – отозвалась мама – Чего не заходишь совсем? Ладно, эти двое дурачков, не смогли счастье свое сберечь, нам-то что делить?

По дороге прошуршали легкие шаги, и мама подошла к нам.

— Да все как-то – Полина Олеговна вздохнула, показывая как нелегка ее жизнь – То одно, то другое,

— Как Светочка? – спросила у нее мама, как видно уже забыв свои слова о том, что «она все еще одна», которые были мне сказаны с утра – Как она там?

— Хорошо – степенно ответила бывшая теща.

Дальше я слушать не стал.

— До свидания, тетя Полина – сказал я ей, выдал улыбку и пошел к дому.

Привета Светке я передать не попросил. И ни к чему это, да и не дойдет он до нее. Не станет она моей бывшей обо мне даже напоминать.

Но хорошего настроения как не бывало. Всколыхнула эта встреча в душе что-то тягучее, забытое, вроде уже давно заросшее бурьяном. Хотя – что удивляться? Здесь ведь  когда-то все у нас со Светкой и началось, вот в такие же теплые ночи. Звездное небо, шелест листвы недальнего леса, приглушенные голоса, ее мягкие губы…  Чего удивляться, что снова начало саднить где-то там, в глубине то, чего, казалось, уже и нет вовсе.

Да еще добавилось осознание того, что не сами мы, выходит, ошибок наделали. Помогли нам. А это ведь совсем же другое дело.

В результате я шустро накатил с батей пару рюмок водки, вручил ему лукошко с грибами и пошел спать в свою мансарду.

Но нож воткнуть в притолоку комнаты не забыл. Не худо бы над порогом дома, но тогда его углядит мама. Это ни к чему.

Впрочем, я Полине Олеговне поверил. Похоже все это на правду. И Нифонтов тогда говорил, что не все ведьмы даже знают, что они ведьмы. Эта знает, но все равно предпочла простую человеческую жизнь.

А утром, чуть свет, я уехал в Москву. Нет, это не был побег от себя или что-то в этом роде, просто решил не терять целый день. Плюс мне вспомнился ужас маминых сборов перед отъездом с дачи, когда она гоняет всех по дому, со словами: «Ну, хоть бы раз по-людски собраться и уехать».

И наконец – надо же узнать, поймали подъездные удава в подвале или нет?

 

«Чужая сила» Глава шестнадцатая: 1 комментарий

  1. Прекрасно)) спасибо за проду)) и специализация, ниче такая)) интересная)) а насчет подъездных и правда жутко интересно как они там)) поймали ли)) и как ловили)) комедия наверное была))

Добавить комментарий

Войти с помощью: